Новости Раменское

Денис Семигорелов, режиссер-постановщик театральных и массовых зрелищ


Денис Семигорелов: Раменская земля для меня - это малая культурная Родина
режиссер-постановщик театральных и массовых зрелищ
Дата рождения:
30 июля 1980 г.
Образование:
Орловский государственный институт искусств и культуры (специальность – театральный режиссер), Муниципальный институт г. Жуковского (специальность – педагог-психолог).

В ноябре 2015 года в стенах ДК «Победа» пос. Удельная состоялась премьера спектакля «Сиротливый запад» по пьесе ирландского драматурга Мартина Макдонаха. Актеры театра «Град» погрузили зрителя в атмосферу маленького провинциального городка, поведав жутковатую историю о двух ненавидящих друг друга братьях. Публикой спектакль был принят с большим интересом. В течение двух месяцев постановка несколько раз была показана на территории Раменского района, успела съездить в Москву и даже стала участником фестиваля «Премьера-2015», победив в номинации «Театральный эксперимент».

Для того, чтобы узнать, как создавался и чем дышит молодой театр «Град», мы встретились с режиссером-постановщиком «Сиротливого запада» Денисом Викторовичем Семигореловым. Денис Викторович рассказал нам о своем творческом пути, сложностях и преимуществах режиссерской работы, а также о том, какие еще сюрпризы ждут раменских любителей театрального искусства в ближайшее время.

- Добрый день, Денис Викторович! Расскажите, когда и как началась Ваша творческая жизнь?

- Мое первое знакомство с творчеством началось с хореографии. В шестом классе школы я попал в ансамбль профессионального технического образования «Танцы народов мира» и в течение четырех лет был одним из его основных участников.

- Где Вы родились и выросли?

- Я родился в г. Ярославле в семье военнослужащих, поэтому, сами понимаете, кочевали по городам и весям. Получилось так, что моя сознательная жизнь началась в городе Орле, где в 1985 году мы, наконец, осели. Несмотря на то, что мама с папой долгие годы были связаны с военной службой, по своей формации они, на удивление, творческие свободные люди. Наверное, эти их качества передались и мне. После школы я поступил в Орловский государственный институт искусств и культуры на класс режиссуры. В то время там преподавала Елена Александровна Елдинова – она очень многому меня научила, можно сказать, познакомила с миром режиссуры.

- После института Вы сразу нашли применение своим знаниям? Не секрет, что для многих студентов найти работу по специальности, да еще в творческой сфере – большая проблема.

- Я начал подрабатывать еще на старших курсах института, поэтому к 2002 году, когда мне вручили диплом, кое-какой опыт уже имелся. В течение последующих пяти лет шла кипучая творческая деятельность. Я работал в различных столичных клубах, занимался постановкой хореографических номеров и развлекательных шоу для многих отечественных артистов.

В 2007 году я впервые оказался в Раменском районе. Благодаря Инге и Тимуру Бернацким, которым я организовывал сольный концерт в Доме ученых ЦАГИ, мне удалось познакомиться с местной творческой жизнью и в итоге я даже стал сотрудничать с Комитетом по культуре и искусству – на тот момент им руководила Наталья Алексеевна Черникова. В 2007 году состоялась моя первая режиссерская работа на территории Раменского района – это было открытие творческого сезона 2007/2008. Впоследствии я занимался организацией и режиссурой массовых площадных мероприятий, таких как День города, День Победы, Новой год и т.д. Одной из моих основных рабочих площадок стал КДЦ «Сатурн». Сегодня Раменская земля для меня – это малый культурный дом. Я обзавелся большим количеством друзей, творческих связей. Люди увидели качество моей работы, им интересно то, что я делаю. А самое главное, здесь я ощущаю себя свободным художником.

- Это то, чего Вам не хватало в Москве?

- Именно. К сожалению, сегодня нет той искренности и честности в отношениях между людьми, к которой стремится любой мыслящий человек. В творчестве есть два типа людей – ремесленники и мастера. До мастера я еще не дорос, но из уровня ремесленника уже вышел. И это вопрос не качества, а отношения к тому, что ты делаешь. Ремесленник штампует по лекалам – и наш шоу-бизнес практически полностью подходит под эту формулировку. А человек творческий всегда хочет создавать нечто свое, проецировать свой внутренний мир на происходящее вокруг, расти над собой. И в этом плане работа здесь, в Раменском, дает мне очень многое.

- В таком случае давайте поговорим об одном из Ваших последних на сегодняшний день проектов – театре «Град» и, в частности, о спектакле «Сиротливый запад», премьера которого состоялась в ноябре прошлого года. Расскажите, когда появилась идея создания театра?

- Прежде чем ответить на этот вопрос, следует понять одну вещь: особенностью «Града» является то, что сначала был поставлен спектакль, а уже потом появилась идея организовать театр. Мысль сыграть «Сиротливый запад» Мартина Макдонаха мучила меня давно – наверное, уже лет пять. Но для этого постоянно чего-то не хватало – то не было команды, то комфортных условий, то времени...

- Почему именно эта пьеса?

- «Сиротливый запад» я впервые увидел много лет назад у Константина Аркадьевича Райкина. Помню, мне очень понравилось, но осталось какое-то ощущение недосказанности. Захотелось поставить пьесу самому – так, как вижу ее я. В определенный момент вокруг меня собралась компания творческих людей, которые, по моим мыслям, могли бы интересно воплотить спектакль на сцене. Мы поговорили, подумали и решили: «А давайте попробуем!» Слепились в один творческий комок, начали работать... После того, как спектакль был готов, решили это дело как-то развить, продолжить. Так и возник театр.

- Каков на сегодняшний день статус «Града»? Вы являетесь официальной организацией?

- Театр «Град» – это филиал Драматического театра «Содружество актеров», который базируется в ДК им. Воровского. У нас один большой и дружный коллектив.

- На каких площадках Раменского района, помимо ДК им. Воровского, Вы уже показывали спектакль?

- Три или четыре раза «Сиротливый запад» шел в ДК «Победа» пос. Удельная. Там же, кстати, состоялась и премьера спектакля. Пользуясь случаем, хотел бы сказать спасибо администрации ДК «Победа», которая нас очень хорошо приняла и позволила реализовать все режиссерские задумки. Также мы уже выезжали со спектаклем в Москву – играли в столичном ДК «Стимул». Все, конечно, очень сильно волновались, переживали, что московская публика не поймет, не примет. Но отношение зрителей было на удивление теплым.

- Сколько на сегодняшний день актеров в труппе?

- Если говорить обо всем Театре «Содружество актеров», включая наш филиал – около тридцати человек.

- Это новички или люди, уже имеющие актерский опыт?

- «Град» – театр самодеятельный, но при этом все наши актеры имеют определенный опыт участия в постановках, многие посещали театральные курсы, студии. Для каждого участника данного проекта игра на сцене – это не способ зарабатывания денег, а средство самовыражения. Творческий человек проходит определенную эволюцию развития. В какой-то момент мы устаем играть зайчиков/белочек и начинаем самовыражаться по-настоящему. Это путь любого мало-мальски думающего человека. Если вы не находите выхода для своей творческой энергии, то начинаете угасать как свеча. Поэтому нужно постоянно подливать парафин. Вот почему мы этим занимаемся. Вот почему люди приходят в театр в свободное от работы или учебы время и репетируют по несколько часов, иногда до глухой ночи.

Команда, которая собралась у истоков театра «Град» – это люди, стремящиеся к дальнейшему творческому развитию в неожиданных для себя амплуа. В случае с пьесой «Сиротливый запад» все актеры столкнулись с абсолютно новым для себя материалом. Это была прекрасная возможность проверить, могут ли они играть психологические вещи, доросли ли они до этого? И дорос ли я сам как режиссер? Получился своего рода эксперимент – как мне кажется, удачный.

- Кто помогает в плане декораций, света, звука, грима, костюмов?

- Все это делается своими силами. И я в очередной раз хотел бы выразить уважение всем нашим актерам и актрисам за их преданность по отношению ко мне, по отношению к делу. Команда в нашем случае – это 99 процентов успеха.

- У актеров есть дублеры? Если, допустим, перед спектаклем кто-нибудь заболел, человека есть кем заменить?

- Это постоянная головная боль, честно говоря. В «Сиротливом западе» дублер есть только у одного актера. Хотя слово «дублер» здесь не совсем подходит. Дубль – это что-то механически повторяющееся, однообразное. В нашем варианте такого нет. Каждый из актеров привносит в роль что-то свое, индивидуальное. Меняется человек – и тут же появляются другие акценты, спектакль приобретает неожиданную окраску, он живет и звучит уже как-то по-новому. В этом подлинность, естественность, живость нашего театра.

- Как Вы ведете себя на репетициях? Ругаетесь, кричите, требуете?

- (Смеется). Это нужно актеров спросить, мне самому сложно ответить. Вообще-то я никогда на них не кричу. Мы сейчас находимся в таком времени, когда криком делу не поможешь. Да, иногда я внутренне закипаю, но никогда не позволяю себе на кого-то наорать. Если можно так выразиться, я являюсь речевым фильтром между моим внутренним «Я» и людьми, с которыми работаю. Человека можно оголить криком, стереть как ластиком его психическую натуру и дать что-то взамен – так это происходит в профессиональной среде. Но у нас, повторюсь, театр самодеятельный. Мы медленно, репетиция за репетицией, наносим маски, привыкаем к тем или иным образам. Отсюда и отношение к актерам – бережное, осторожное.

- Как, по Вашим ощущениям, зрители восприняли Вашу постановку? Как в целом Вы относитесь к критике?

- Слава Богу, что критика есть. Хуже, когда все ровно и спокойно. Особенность «Сиротливого запада» в том, что зритель сразу делится на две категории – ему либо очень нравится, либо категорически нет. По соотношению это примерно пятьдесят на пятьдесят. Но даже если люди высказывают негатив, значит, они что-то для себя увидели и продумали. Как говорила Елена Александровна Елдинова, если после спектакля хотя бы один из десяти человек выйдет с ощущением наполненности и понимания, это уже достижение. Одно могу сказать точно – на данный момент людям это интересно. Думаю, как психологический театр мы свою нишу нашли.

- Объясните, что значит «психологический театр»?

- Конечно, официально такого термина не существует. Что я вкладываю в понятие «психологический театр»? Прежде всего, это определенный подбор пьес. Помимо того, что театр поднимает морально-нравственные и социальные проблемы, одной из его главных функций, на мой взгляд, является психологическое воспитание человека. Наша основная задача – достучаться до зрителя, заставить его взглянуть на проблему в каком-то новом ключе. К примеру, идея спектакля «Сиротливый запад» – внутренняя выскобленность, выщербленность людей. И мне бы хотелось, чтобы, наблюдая за происходящим на сцене, человек делал для себя определенные выводы, становился лучше.

На мой взгляд, психологический театр – это театр, в котором на первое место выводятся проблемы взаимоотношений между людьми, а, значит, и проблемы общества в целом. К сожалению, многие современные драматурги говорить об этом не хотят. Смелые эксперименты спешат окрестить «чернухой», забывая, что любую проблему, даже самую острую, можно преподнести мастерски, грамотно, так, чтобы не возникало ощущения пошлости.

- По Вашему мнению, имеет ли художник моральное право показывать на сцене непристойности, оправдывая это тем, что «он таким образом самовыражается?»

- Это очень серьезный вопрос. Цензура и осознание самовоспитания в творчестве располагаются очень близко. По сравнению с советским периодом, свободы сегодня действительно очень много, но свобода эта в то же время обязывает человека быть в высшей степени дисциплинированным, образованным и воспитанным. Потому что, вынося что-либо на сцену, автоматически представляешь себя. Если показываешь нечто нецензурное, значит, ты и сам нецензурен. На мой взгляд, этим определяется уровень внутренней культуры человека.

Я не имею права переходить границы нравственности и никогда этого не сделаю. Считая себя человеком высококультурным, я никогда не позволю себе выливать на зрителя нечто непотребное. Не стоит забывать, что у театра есть определенные функции и задачи. Да, свободная творческая личность обязана хулиганить, и на своем личном капустнике я имею право показывать все, что угодно. Но выводя что-либо от своего имени на большую сцену, художник несет моральную ответственность и отвечает за каждого, кто стоит перед зрителем.

- Чем занимаетесь помимо работы? У Вас есть хобби, увлечения?

- Как это ни банально звучит, но мое хобби – это моя работа, то есть творчество. Я ведь режиссерской деятельностью занимаюсь не только в театре, у меня много других интересных проектов. В частности, я сотрудничаю с народным Театром пения «Увертюра», с которым мы часто даем концерты в Москве. Также идет плотная работа с различными ветеранскими организациями, в том числе и федерального значения – это концерты в Кремле, на Поклонной горе, разработка программ патриотического воспитанияи т.д. Я постоянно нахожусь в поиске, двигаюсь вперед. Мне кажется, творческий человек – это молоток, который забивает гвозди. Он не должен ржаветь на полке.

- Как зритель Вы часто ходите в театр?

- Постоянно. Моя Мекка – это «Сатирикон» Константина Аркадьевича Райкина.

- Ваши любимые писатели?

- У меня их очень много, но в своей творческой деятельности я бы хотел стремиться к М.А. Булгакову и Ф.М. Достоевскому. Наиболее значимыми для меня произведениями являются «Бесы» и «Собачье сердце».

- В будущем будете ставить классиков?

- Обязательно, но не раньше, чем лет в пятьдесят (смеется). Островского, Чехова, Булгакова, равно как и других великих драматургов до конца можно понять только в зрелом возрасте. Мы до них пока не доросли. Мне кажется, наших классических авторов большинство видит как-то однополярно, с точки зрения школьного образования. А тот истинный смысл и глубокую нравственность, которую писатели на самом деле вкладывали в свои произведения, можно встретить лишь у малого количества режиссеров – лучших из лучших, настоящих небожителей.

- Вы никогда не пробовали себя в качестве актера?

- Все мы немного актеры, так или иначе (смеется). А если серьезно, то как профессия актерская деятельность меня никогда не привлекала. Мне всегда хотелось больше вникать в проблемы общества, освещать их, поднимать какие-то острые углы, работать с нестандартными, закрытыми темами – а лучше всего это позволяет делать именно режиссура. Но я ни к коем случае не хочу принижать актерскую деятельность, которая по-своему крайне тяжела. Регулярно меняя маски, актер пребывает в постоянном эмоционально-психологическом напряжении. Я знаю артистов, которые входят в роль задолго до начала спектакля и продолжают переживать сыгранное на сцене даже после того, как занавес опущен.

- Да, но ведь актер всегда на виду, он может непосредственно контактировать со зрителем. А режиссер всегда остается в тени.

- Я не согласен. Режиссер тоже постоянно находится на виду, потому что актеры – это инструменты в его руках. Действительно, большинство из тех, кто стремится связать свою жизнь с театром и кино, чаще всего хотят стать актерами или актрисами. Но потом, повзрослев, многие переходят на другие специальности, становясь в итоге режиссерами, сценаристами и т.д. Не потому, что не тянут, а потому, что там они могут лучше себя проявить.

Я нашел себя в этой профессии – не без помощи друзей и учителей, но нашел. И, несмотря на все тонкости и сложности жизни творческого человека в России, до сих пор рад, что занимаюсь тем, чем занимаюсь. Для меня самое важное – продвигать свои мысли и чувства через сценическое действие, реализовывать воспитательную функцию культуры. Быть понятым не только среди коллег, но и теми, для кого мы работаем – зрителями.

- Как можно присоединиться к театру «Град»? Какие требования Вы предъявляете актерам, утверждая их на тут или иную роль?

- Единственным требованием, которое я предъявляю к актеру во время проб – человек должен соответствовать тому типажу, который я для себя нарисовал. А насчет того, можно ли присоединиться к театру, скажу так – я не против новых лиц и всегда готов к сотрудничеству. Если человек хочет заняться искусством, это уже большой плюс. Насильно в творчество ведь никого не притянешь.

- Какие спектакли находятся сейчас в разработке?

- В среднем производство одного хорошего спектакля в самодеятельном театре занимает год. Мы решили пойти на авантюрный шаг и попробуем сделать две постановки. Сейчас труппа репетирует еще одну пьесу Мартина Макдонаха «Королева красоты» - о нелегких взаимоотношениях престарелой матери и взрослой дочери, а также «Две звезды» Ребекки Рассел – это психологический юмористический детектив. Думаю, в октябре-ноябре представим обе работы на суд зрителя.

- Денис Викторович, большое спасибо за интервью! Творческих Вам успехов!

 

 


Поделиться:

02.03.2016

Вернуться к списку новостей

  

Оставить отзыв

Заголовок:
Имя:
E-Mail:
Сообщение:
 

реклама

    • image
    • image
Google+