«Квадрат» — это издание, которое призвано помочь вам оказаться в нужное время в нужном месте

Узнать о нас больше

Оно создано для активных людей, которым важно быть в эпицентре событий культурной жизни города. Самая полная и свежая информация о культурной жизни: афиши кинотеатров и ДК, расписание выставок и концертов. интервью с людьми, которые занимают значимое место в деловой и общественной жизни и многое другое!

Интервью

Алексей Кутаков работает в сфере развлекательных мероприятий с 1998 года. Он начинал свою карьеру в качестве ведущего, затем создал компанию по организации праздников «Russ Event». Несмотря на управленческую деятельность, Алексей по-прежнему ведет мероприятия – это его призвание. Он умеет делать праздники как яркими и насыщенными, так и интеллигентными и деловыми - все зависит от поставленных задач.

image 11.02.2020
Интервью

Луховицы славятся огурцами, Коломна – пастилой, Владимир – вишней, Гусь-Хрустальный – посудой. Знаете ли Вы, чем славен город Раменское, какой продукт везут из нашего года в подарок друзьям и знакомым?

Первая банка майонеза «Любительский», больше известный как «Раменский», сошла с конвейера в августе 1995 года. Мы хотим познакомить вас с человеком, который основал и возглавляет компанию «Миксма», выпускающую уже ставший легендарным для раменчан майонез, предпринимателем с большим стажем - Сергеем Владимировичем Степановым.    

image 13.06.2019
Интервью

Название «Фонбет» ассоциируется у большинства людей исключительно со ставками на спорт. Однако бар «Фонбет» в Жуковском развивается как гастрономическое заведение, где проходят разнообразные арт-программы. Люди, далекие от спорта, приезжают сюда с другого конца города, из Раменского. Почему? Узнать это мы решили у директора бара – Яна Самохвалова.

 

image 19.04.2019
Новости

"Новые Медтехнологии" теперь и в Жуковском!

Хорошие новости для жуковчан! Медицинский центр «Новые Медтехнологии, давно зарекомендовавший себя в Раменском благодаря  опытным специалистам  и лояльной, социально-ориентированной ценовой политике, недавно открылся и в Жуковском.  

 

image 11.02.2020
Новости

Новый семейный ресторан «Lion»

Новый семейный ресторан «Lion» — это изысканный дизайн интерьера, атмосфера уюта и тепла. Здесь с одинаковым вниманием относятся как  ко взрослым, так и к маленьким гостям.

image 11.02.2020
Новости

Где купить качественный текстиль?

Домашний текстиль – это то, что создает атмосферу, делает наше жилье по-настоящему уютным и комфортным, создает определенный стиль. Постельное белье и домашний трикотаж – неотъемлемая часть любого дома – играют зимой особую роль...

image 11.02.2020
Новости

EXPERT BEAUTY GALLERY

Как известно, глаза являются зеркалом души и им, как и любому зеркалу, нужно достойное обрамление. Его роль выполняют брови и ресницы, поэтому и те, и другие должны быть близки к идеалу. Как этого достичь? Отправиться в  галерею красоты «Expert beauty gallery», которую открыли Александра Борисова («Cherry media») и Наталья Аксенова («IQ de Nails»).

 

image 11.02.2020
Статьи

Друг с севера: Аляскинский маламут

С Анной Николаевой мы знакомы давно  -  с открытия в Раменском, а затем и в Жуковском магазинов сети «Мосигра». Но сегодня мы встречаемся по абсолютно другому поводу – Анна является заводчиком собак породы аляскинский маламут.

image 11.02.2020
Статьи

КАК ПОХУДЕТЬ?

Советы новичкам о питании и тренировках. Автор: фитнес-тренер Мария Размыслович

 

 

image 11.02.2020
Статьи

Всё-всё-всё для сладких снов

Мебельная компания «Ёлочка» - это настоящая находка для родителей, которые хотят создать уютную, комфортную, эстетически привлекательную детскую комнату, где будут преобладать натуральные материалы.

image 11.02.2020
Статьи

НМХ: Хирургические операции с комфортом и гарантией

«Мы спасём Вашу жизнь» - так кратко сформулирована философия «Новой мировой хирургии». Для того, чтобы узнать подробности о новом хирургическом стационаре «из первых рук», мы встретились с учредителем клиники «Новая Мировая хирургия» Романом Вячеславовичем Гусевым.

image 11.03.2019

Дмитрий Алешкин Руководитель школы выживания «Волчица»


Большинство людей привыкли отдыхать в комфортных, безопасных условиях. Между тем, все большую популярность набирают экстремальные виды отдыха, когда люди, теряя в бытовых условиях, взамен приобретают качественно иные эмоции и ощущения. Отправляясь в путешествие по пустыне или в горы, уходя на несколько дней в тайгу, совершая марш-бросок по степи, человек узнает себя с совершенно другой стороны, открывает такие качества своей натуры, о которых раньше даже не подозревал.
 
 
Сегодня мы беседуем с Дмитрием Алешкиным, основателем и руководителем школы выживания «Волчица». Родиной Дмитрия является посёлок Томилино Люберецкого района. Проводя большую часть года в экспедициях и походах, этот человек является профессионалом по части выживания в диких условиях. В свои тридцать пять он побывал в самых отдаленных уголках земного шара от Камчатки до Южной Америки, от Австралии до Заполярья. О том, каким идеальный отдых представляется ему, и как жизнь может превратиться в одно большое путешествие, читайте в нашем интервью.

 

- Дмитрий, добрый день! Расскажите куда и в каком возрасте Вы совершили свое первое путешествие?

- В первый свой серьезный поход я отправился в возрасте пятнадцати лет. Это была двухмесячная археологическая экспедиция в Крым. С тех пор каждое лето я выезжал с палаткой в разные уголки нашей страны – в степи, горы, пустыни.

- Тяга к приключениям передалась от родителей?

- Да. Мама прошла весь Советский Союз на байдарках, отец участвовал во многих геологических экспедициях. Да и познакомились они в Норильске, куда оба приехали в командировку. Они брали меня с собой в походы с шести лет, и я с самого детства слышал захватывающие истории о путешествиях – например, как во время поездки на Таймыр мама и ее друзья на байдарке спасались от медведя (смеется).

- Вы родились и выросли в Люберцах?

- Если быть точнее, в Томилино (Люберецкий район). Сначала ходил в девятнадцатую школу, затем в восьмую. Последние два года доучивался в Москве.

- Какое у Вас образование?

- Я историк-археолог. Окончил факультет истории, политологии и права Российского государственного гуманитарного университета.

- Во время учебы продолжали путешествовать?

- Конечно! В девятнадцать лет мы с сокурсниками собрали рюкзаки, взяли по семьдесят-восемьдесят долларов и отправились автостопом по Восточной Европе. Ездили также во Владивосток, в Азербайджан...

- К окончанию института Вы уже четко понимали, что хотите связать свою жизнь с путешествиями или же были другие варианты?

- Да нет, какого-то четкого представления, чем заниматься, не было. Я окончил ВУЗ в 2003 году и стал преподавать английский язык. Собственно, еще во время учебы для меня это был хороший способ заработка, ведь английский я знаю с детства, владею им совершенно свободно.

- Когда состоялось Ваше первое длительное путешествие?

- Весной 2004 года я уехал в Сибирь, затем были Кавказ и Ближний Восток. В общей сложности провел в пути больше года. Вернувшись в Москву, устроился работать переводчиком. А через несколько месяцев открыл уже собственное бюро переводов, которое, кстати, работает по сей день. Так, начиная с 2005-го года, у меня появился стабильный источник финансов для того, чтобы осуществлять более глобальные путешествия. В начале 2009 года я на полтора года отправился в Южную Америку.

- Вы изначально планируете такие длительные поездки или же это получается случайно?

- Конкретно та поездка затянулась спонтанно. Еще во время учебы я мечтал поехать в Латинскую Америку и когда появилась возможность, отправился в путешествие. Планировал на месяц, а в итоге «застрял» на полтора года (смеется). Благо, с визами в странах Южной Америки проблем почти никогда не возникает – можно сказать, это безвизовый континент. В некоторые страны, правда, я попадал нелегально. Однажды у меня не получилось быстро оформить визы в Коста-Рику и Панаму, и поэтому пришлось пересекать границу на лодке с индейцами. А как-то раз в Гондурасе я «попал» на государственный переворот, когда народ «сбрасывал» очередного президента. Границу тогда закрыли, и в соседнюю Никарагуа я пробирался через джунгли.

- Давайте поговорим о созданной Вами школе выживания «Волчица». В каком году родился данный проект?

- В 2007-м. Сначала проект существовал исключительно как хобби, без какого-либо финансового интереса. Я создал сайт, на котором делился своими мыслями и советами. Во время путешествий наибольшее удовольствие мне доставляет общение с природой, и к моменту возвращения из Южной Америки у меня уже был накоплен большой опыт выживания в труднодоступных местах. Так родилась идея школы, в которой люди учились бы чувствовать себя уверенно в диких условиях.

- Расскажите об основных направлениях деятельности школы.

- Первое направление – разработка и проведение походов, где основное внимание уделяется именно умению выживать. Это своего рода тренинги, в процессе которых человек учится добывать огонь без спичек и зажигалки, искать и готовить пищу, отфильтровывать воду из болота, делать теплое укрытие в снегу, строить жилище, способное защитить от диких зверей. Участники похода приобретают навыки ориентирования на местности, оказания первой помощи, они учатся справляться с психологическими проблемами в условиях отрыва от цивилизации. Все маршруты делятся на несколько уровней в зависимости от сложности прохождения: «2-х дневный», «Базовый», «Проверь себя», «Последний герой» и «Один на один». Финальный курс человек проходит в одиночку, в течении десяти дней двигаясь по ненаселенной дикой местности. Из снаряжения у него только нож, GPS-маячок и рация, по которой он в случае действительно крайней необходимости может вызвать инструктора.

Другая категория путешествий – походы в стиле выживания. Это большие сложные экспедиции в максимально удаленные от цивилизации точки земного шара – Африку, Южную Америку, Заполярье, на Камчатку, Сахалин, Алтай, Кольский полуостров, Кавказ. На сайте школы есть расписание мероприятий на год вперед, так что обо всех предстоящих экспедициях можно узнать уже сегодня.

- План маршрутов составляете Вы лично?

- Как правило, да. Цель наших экспедиций – попасть в место, максимально интересное с точки зрения дикой природы. Туда, где по-настоящему можно ощутить себя в отрыве от современной цивилизации. При этом я стараюсь составлять карту путешествия так, чтобы люди не просто уходили в тайгу на несколько недель, а могли посмотреть какие-то исторические места, красоты природы. В этом мне помогает историко-археологическое образование.

- Путешествия в отдаленные уголки планеты всегда связаны с определенным риском для жизни. Случалось ли Вам попадать в опасные, экстремальные ситуации?

- Поверьте, гораздо опаснее попасть в Москве под машину (смеется). Все зависит от того, какую ситуацию вы называете опасной и экстремальной. На мой взгляд, это вопрос личного отношения и подготовки к той или ной проблеме. Для кого-то экстремальной покажется двухдневная прогулка по лесу. Для кого-то опасно прыгнуть с парашютом. Если человека, который не умеет водить машину, посадят за руль на скорости 100 км/ч, для него это тоже будет довольно экстремальная ситуация. На Камчатке мы встречаем по пятнадцать медведей в день, однако, если вы знаете, как правильно вести себя при встрече с животным, такая ситуация покажется вам чрезвычайной, но никак не опасной. Кстати, случаев, когда медведь первым нападает на человека – всего два-три в год по всему миру.

- Какой средний возраст участников экспедиций?

- Наш основной контингент – люди от двадцати пяти до сорока пяти. Самому возрастному участнику на момент похода было шестьдесят девять лет. С сыном знаменитого маршала П.С. Рыбалко мы совершили экспедицию на Мадагаскар, и это был как раз тот случай, когда смотришь на человека и думаешь: вот таким и нужно быть в его возрасте!

- Женщины тоже принимают участие?

- Конечно! Как ни странно, чем более экстремальный поход, тем больше женщин принимает в нем участие (смеется). Даже в Заполярье, когда мы совершаем путешествие к самой северной точке Европы, девушки стойко переносят сильный мороз, пургу, ураганный ветер...

- И насколько это дорого – отправиться в настоящую экспедицию?

- Неделя похода по России обойдется примерно в двадцать тысяч рублей. Плюс билеты на самолет или поезд. На мой взгляд, это вполне доступно. Если мы отправляемся на другой континент, финансовые затраты, конечно, уже другие.

- Оборудование и снаряжение нужно приобретать самим?

- Разумеется. Если человек отправляется в подобное путешествие впервые и у него ничего нет из снаряжения, что-то мы можем дать в аренду.

- Расскажите о команде инструкторов «Волчицы». Сколько всего человек работает в школе выживания?

- Если не считать менеджерский состав и работников офиса, всего у нас восемь инструкторов. Я – девятый. Эти люди имеют за плечами огромный опыт походов, все они по-настоящему «горят» идеей. Команда создавалась довольно долго, специалисты «отфильтровывались» годами. Некоторые из них, кстати, остались с нами после курсов выживания, которые проходили с «Волчицей».

- Случалось ли, что в походе кто-либо из участников экспедиции начинал «раскисать», ныть? Что делать с таким человеком посреди пустыни?

- Действительно, есть люди, которые изначально неправильно рассчитывают свои силы и потом весь поход мучаются. Именно поэтому некоторые экспедиции мы проводим таким образом, чтобы на второй-третий день пути была точка, где человек мог бы сойти. Но есть маршруты, где это сделать нереально. Например, на Камчатке, куда нас забрасывают вертолетом, и мы в течение двух недель передвигаемся по тайге. В таких случаях воздействовать на «сломавшегося» человека можно только морально. Если хотите домой – пожалуйста! Мы вызовем вертолет, и через несколько часов вы будете в цивилизации. Но стоимость одного часа полета составляет семьдесят тысяч рублей. Все подобные вещи изначально оговариваются и регулируются. Человек подписывает бумагу о финансовой ответственности и поэтому, выходя на маршрут, заранее знает обо всех последствиях.

- С какими сложностями чаще всего сталкивается участник экспедиции, который впервые отправился в путешествие?

- Обычно это неправильно подобранное снаряжение – в первую очередь, плохая обувь. Часто приходится сталкиваться с переоценкой собственных способностей: человек думает, что он Супермен, но когда приходится проходить в день по пятнадцать-двадцать километров, для него это становится неприятным открытием. Также огромную роль играют отношения участников похода между собой. Когда в одной группе пересекаются люди противоположных характеров, при первых же трудностях начинаются разногласия.

- А по численности группы большие?

- Максимум, восемь-двенадцать человек. При большем количестве людей бардак наступит уже на второй день – появятся минигруппы, подлидеры, коллектив начнет разваливаться. Пожалуй, основная работа инструктора в том и заключается, чтобы наладить нормальные отношения между участниками похода.

- Насколько сегодня востребовано то, чем Вы занимаетесь? Увеличивается ли количество людей, предпочитающих экстремальный отдых обычному, пляжному?

- Многим людям надоели стандартные виды отдыха, им хочется новых ощущений. Те, кто в детстве читал приключенческие романы, мечтал о дальних странах и путешествиях, сегодня вполне могут осуществить свою мечту. Мы погружаем людей (пусть условно, пусть всего на несколько дней) в условия, которые были описаны знаменитыми путешественниками – Амундсеном, Скотом и др. Кроме того, в нашей стране всегда была категория людей, предпочитающих проводить лето с рюкзаками на плечах. В девяностые годы, в силу всеобщего бардака, преемственность поколений прервалась, однако сегодня вновь наблюдается наплыв желающих заниматься экстремальными путешествиями. Для них-то мы и работаем.

- Расскажите о Вашей семье, детях. Как соотносится бурная жизнь путешественника с семейной жизнью?

- Прекрасно соотносится (смеется). У меня жена и двое дочерей. Несмотря на юный возраст, дети уже вовсю привыкают к путешествиям – спят в палатках, учат языки. В прошлом году мы объехали Балканы, побывали в девятнадцати странах: Хорватии, Сербии, Албании, Косово, Черногории... Путешествовали по Скандинавии. Недавно полтора месяца провели на Кавказе. Иногда я беру семью в дальние экспедиции. Например, в Индонезии, пока я с группой и остальными инструкторами углубляюсь вглубь суши и путешествую по джунглям, жена и дети отдыхают в отеле на побережье.

- Как познакомились с супругой?

- На встрече выпускников. Мы с ней учились в одной школе, но из-за того, что часто переходили из класса в класс, фактически не общались. Получилось так, что судьба свела нас снова спустя много лет.

- У Вас есть хобби?

- Я занимаюсь военно-исторической миниатюрой, в моей коллекции порядка пятнадцати тысяч солдатиков. Также собираю монеты и банкноты, привожу из путешествий этническое оружие разных народов – копья, луки, костяные ножи и т.д. Люблю читать книги про знаменитых путешественников – Скотта, Амундсена, Тура Хейердала.

- А собственную книгу не планируете написать?

- У меня уже есть около тысячи страниц черновика про путешествие по Латинской Америке. Это описание и анализ того, как жил я и как живут другие люди в разных уголках континента. Возможно, когда-нибудь это будет опубликовано. Что же касается выживания, то написание книг на эту тему дело неблагодарное. За последние годы издано огромное количество подобной литературы – как хорошей, так и плохой. И ничего нового в этом плане уже не придумаешь. По сути, писать учебник по выживанию – значит, переписывать уже сказанное до тебя.

- Какие страны из тех, где Вы еще не были, хотелось бы посетить?

- Страны Центральной Африки – Габон, Камерун, Конго. Это районы, где сконцентрированы огромные массивы леса, нетронутой дикой природы. Также хотелось бы побывать в Канаде и на Аляске. Когда я приезжаю в ту или иную страну, стараюсь увидеть в ней все самое интересное. Меня не привлекают раскрученные туристические достопримечательности, в которых люди бывают «для галочки». В любой стране мира есть места, которые практически никем не посещаются – и при этом они крайне интересны с точки зрения природы, архитектуры, археологии. Вот туда-то я и стремлюсь попасть.

- А какая из совершенных экспедиций запомнилась больше всего?

- Сложный вопрос. Я придерживаюсь принципа, что каждый следующий поход должен быть интереснее предыдущего. Пожалуй, выделю Камчатку. Именно там приходит ощущение жизни на сто процентов. Находясь в глухой тайге, как нельзя лучше понимаешь, что никакой ты не царь природы и не вершина эволюции. То, что с тобой произойдет в следующую минуту, зачастую зависит только от базовых навыков и стечения обстоятельств.

- Приходилось ли Вам бывать в местах, где не ступала нога белого человека?

- Подобных районов на планете практически не осталось. Например, в Южной Америке такие изолированные деревни можно найти разве что на границе Бразилии и Венесуэлы. Сразу могу сказать, что, если вы ждете от подобных мест какой-то невероятной экзотики, удивительных открытий и приключений, вас ждет разочарование. Все намного более прозаично. Одно дело – картинка в телевизоре и совсем другое – реальность. Представьте себе индейскую деревню, куда раз в неделю по Амазонке заходит корабль. У половины населения – вши. Вокруг полная антисанитария. Люди ходят в туалет и здесь же моют посуду. Понятно, что они жили так столетиями, но уровень заболеваний и разного рода кожных инфекций там просто запредельный. Сорокалетний индеец выглядит так же, как у нас семидесятилетний старик. Поэтому для того, чтобы остаться пожить в какой-нибудь деревне, нужно быть очень любознательным и заинтересованным этнографом.

- В досье на сайте школы указано, что Вы изучали влияние температурного режима на организм человека. Можно сказать, ставили эксперимент на себе. Расскажите , как это было?

- Происходило это во время моего путешествия по Сахаре, где температура воздуха достигает сорока градусов в тени. Человеку, впервые попавшему в такие условия, конечно, становится тяжело. Для того, чтобы нормально функционировать, необходимо выполнять определенные условия. Прежде всего, ограничить движения, передвигаясь только утром и вечером. Не пить холодную воду. Исключить тяжелую пищу, питаясь овощами, фруктами, рисом и хлебом. В самое пекло лучше всего сидеть где-нибудь в теньке и пить горячий зеленый чай. Также нужно грамотно одеваться: футболки и шорты не допускаются, подходит лишь максимально закрытая одежда. Выполняя все эти рекомендации, через несколько дней человек начинает чувствовать себя нормально. В целом же могу сказать, что организм человека – это уникальная машина для выживания. Когда кто-то говорит «я не переношу холод» или «я не переношу жару», мне смешно, потому что в нашем теле заложены механизмы адаптации практически к любым температурным условиям.

- Есть ли страны, в которые наши люди едут не очень охотно?

- Однажды, когда в Африке бушевала лихорадка Эбола, нам пришлось отменить экспедицию на Мадагаскар. Правда, от Либерии, где находился очаг заболевания, до Мадагаскара почти такое же расстояние как до Москвы, но людям, подверженным влиянию СМИ, этого было не объяснить. Конечно, мы корректируем наши планы в зависимости от международной обстановки. К счастью, мне удалось посетить Сирию до того, как там началась война. Раньше это была одна из самых гостеприимных и богатых стран. Жаль, что сегодня там творится хаос. Для меня также остается загадкой, почему люди неохотно едут в Иран. А ведь это самая развитая страна на Ближнем востоке! По уровню развития экономики ее можно сравнить с США, по уровню безопасности – со Швейцарией, по уровню отношения к русским – с Белоруссией.

Исходя из собственного опыта, могу сказать, что по так называемым развитым странам путешествовать гораздо сложнее, нежели по странам третьего мира, где фактически любую проблему можно решить на месте. В этом отношении мне очень нравится жить в России. Здесь, в отличие от Запада, нельзя предугадать, что с тобой произойдет завтра. И от этого становится как-то интереснее! При этом в нашей стране созданы все условия для тех, кто действительно хочет сделать что-то свое. Лично мне в России работать очень комфортно, и я каждый раз с удовольствием сюда возвращаюсь.

- Ваши любимые места в России?

- Красноярский край, Тува, Хакасия. Вся Сибирь.

- Вы предпочитаете путешествовать группой или в одиночку?

- На мой взгляд, группой передвигаться гораздо интереснее, потому что всегда можно поделиться какими-то впечатлениями, оказать друг другу помощь и т.д. Хотя иногда бывает настроение, когда хочется остаться один на один с природой. У меня было много таких походов – я путешествовал по горам, ездил автостопом. Однажды на попутках проехал от Москвы до Кемерово.

- Пятнадцать лет назад передвигаться автостопом было легче, чем сегодня? Люди не стали подозрительнее, черствее?

- Говорят, сегодня автостоп стал проще – буквально десять минут на дороге и ты уже едешь. Я сам, когда вижу на трассе «голосующего» человека, без проблем его подвожу. Сегодня я практически не езжу автостопом, хотя недавно, когда сломалась машина, из Южной Осетии до Владикавказа добирался как раз таки на попутках.

- Дмитрий, сколько времени в году Вы в общей сложности проводите в путешествии?

- Большую часть года – наверное, месяцев восемь. Дома же меня всегда ждет большое количество организационной работы. Школа выживания растет, у нас открылся офис в Санкт-Петербурге. Последние года три у меня фактически нет свободного времени. Но как только выпадает несколько относительно спокойных дней, сразу же стараюсь уехать подальше от Москвы – например, к родственникам в Рязанскую область. Подмосковный ритм жизни для меня не совсем комфортен: слишком много людей, слишком много машин.

- Какими языками, помимо английского, владеете?

- Поскольку в университете моей специализацией была археология Центральной Америки, я просто обязан был выучить испанский. Также нам преподавали немецкий, французский, древнегреческий и латынь. Впоследствии, во время путешествий, подучил арабский, шведский, индонезийский языки.

- Вы придерживаетесь здорового образа жизни?

- Находясь дома, я поддерживаю себя в форме – бегаю, занимаюсь физическими упражнениями. Естественно, никакого фаст-фуда, никаких шоколадок и конфет. Стараюсь есть минимум мучного. В походах каждый лишний килограмм имеет значение, поэтому, чем потом неделями худеть, проще изначально не набирать вес.

- Что можете пожелать нашим читателям – прежде всего тем, у кого всегда находятся причины для того, чтобы остаться дома?

- Надо просто брать и ехать. Я считаю, что десять просмотренных фильмов и прочитанных книг о путешествиях не стоят одной реально совершенной поездки. Проблем с визами сейчас нет. Найдите пять свободных дней в году, накопите денег на самолет, возьмите палатку, научитесь разводить костер – и вперед! Весь мир открыт перед вами.

- Дмитрий, спасибо за интервью!
Поделиться:

18.09.2015

Вернуться к списку новостей

  

Оставить отзыв

Заголовок:
Имя:
E-Mail:
Сообщение:
 

Наши издания

  • Раменское/Жуковский
  • Люберцы

Дмитрий Алешкин Руководитель школы выживания «Волчица»


Большинство людей привыкли отдыхать в комфортных, безопасных условиях. Между тем, все большую популярность набирают экстремальные виды отдыха, когда люди, теряя в бытовых условиях, взамен приобретают качественно иные эмоции и ощущения. Отправляясь в путешествие по пустыне или в горы, уходя на несколько дней в тайгу, совершая марш-бросок по степи, человек узнает себя с совершенно другой стороны, открывает такие качества своей натуры, о которых раньше даже не подозревал.
 
 
Сегодня мы беседуем с Дмитрием Алешкиным, основателем и руководителем школы выживания «Волчица». Родиной Дмитрия является посёлок Томилино Люберецкого района. Проводя большую часть года в экспедициях и походах, этот человек является профессионалом по части выживания в диких условиях. В свои тридцать пять он побывал в самых отдаленных уголках земного шара от Камчатки до Южной Америки, от Австралии до Заполярья. О том, каким идеальный отдых представляется ему, и как жизнь может превратиться в одно большое путешествие, читайте в нашем интервью.

 

- Дмитрий, добрый день! Расскажите куда и в каком возрасте Вы совершили свое первое путешествие?

- В первый свой серьезный поход я отправился в возрасте пятнадцати лет. Это была двухмесячная археологическая экспедиция в Крым. С тех пор каждое лето я выезжал с палаткой в разные уголки нашей страны – в степи, горы, пустыни.

- Тяга к приключениям передалась от родителей?

- Да. Мама прошла весь Советский Союз на байдарках, отец участвовал во многих геологических экспедициях. Да и познакомились они в Норильске, куда оба приехали в командировку. Они брали меня с собой в походы с шести лет, и я с самого детства слышал захватывающие истории о путешествиях – например, как во время поездки на Таймыр мама и ее друзья на байдарке спасались от медведя (смеется).

- Вы родились и выросли в Люберцах?

- Если быть точнее, в Томилино (Люберецкий район). Сначала ходил в девятнадцатую школу, затем в восьмую. Последние два года доучивался в Москве.

- Какое у Вас образование?

- Я историк-археолог. Окончил факультет истории, политологии и права Российского государственного гуманитарного университета.

- Во время учебы продолжали путешествовать?

- Конечно! В девятнадцать лет мы с сокурсниками собрали рюкзаки, взяли по семьдесят-восемьдесят долларов и отправились автостопом по Восточной Европе. Ездили также во Владивосток, в Азербайджан...

- К окончанию института Вы уже четко понимали, что хотите связать свою жизнь с путешествиями или же были другие варианты?

- Да нет, какого-то четкого представления, чем заниматься, не было. Я окончил ВУЗ в 2003 году и стал преподавать английский язык. Собственно, еще во время учебы для меня это был хороший способ заработка, ведь английский я знаю с детства, владею им совершенно свободно.

- Когда состоялось Ваше первое длительное путешествие?

- Весной 2004 года я уехал в Сибирь, затем были Кавказ и Ближний Восток. В общей сложности провел в пути больше года. Вернувшись в Москву, устроился работать переводчиком. А через несколько месяцев открыл уже собственное бюро переводов, которое, кстати, работает по сей день. Так, начиная с 2005-го года, у меня появился стабильный источник финансов для того, чтобы осуществлять более глобальные путешествия. В начале 2009 года я на полтора года отправился в Южную Америку.

- Вы изначально планируете такие длительные поездки или же это получается случайно?

- Конкретно та поездка затянулась спонтанно. Еще во время учебы я мечтал поехать в Латинскую Америку и когда появилась возможность, отправился в путешествие. Планировал на месяц, а в итоге «застрял» на полтора года (смеется). Благо, с визами в странах Южной Америки проблем почти никогда не возникает – можно сказать, это безвизовый континент. В некоторые страны, правда, я попадал нелегально. Однажды у меня не получилось быстро оформить визы в Коста-Рику и Панаму, и поэтому пришлось пересекать границу на лодке с индейцами. А как-то раз в Гондурасе я «попал» на государственный переворот, когда народ «сбрасывал» очередного президента. Границу тогда закрыли, и в соседнюю Никарагуа я пробирался через джунгли.

- Давайте поговорим о созданной Вами школе выживания «Волчица». В каком году родился данный проект?

- В 2007-м. Сначала проект существовал исключительно как хобби, без какого-либо финансового интереса. Я создал сайт, на котором делился своими мыслями и советами. Во время путешествий наибольшее удовольствие мне доставляет общение с природой, и к моменту возвращения из Южной Америки у меня уже был накоплен большой опыт выживания в труднодоступных местах. Так родилась идея школы, в которой люди учились бы чувствовать себя уверенно в диких условиях.

- Расскажите об основных направлениях деятельности школы.

- Первое направление – разработка и проведение походов, где основное внимание уделяется именно умению выживать. Это своего рода тренинги, в процессе которых человек учится добывать огонь без спичек и зажигалки, искать и готовить пищу, отфильтровывать воду из болота, делать теплое укрытие в снегу, строить жилище, способное защитить от диких зверей. Участники похода приобретают навыки ориентирования на местности, оказания первой помощи, они учатся справляться с психологическими проблемами в условиях отрыва от цивилизации. Все маршруты делятся на несколько уровней в зависимости от сложности прохождения: «2-х дневный», «Базовый», «Проверь себя», «Последний герой» и «Один на один». Финальный курс человек проходит в одиночку, в течении десяти дней двигаясь по ненаселенной дикой местности. Из снаряжения у него только нож, GPS-маячок и рация, по которой он в случае действительно крайней необходимости может вызвать инструктора.

Другая категория путешествий – походы в стиле выживания. Это большие сложные экспедиции в максимально удаленные от цивилизации точки земного шара – Африку, Южную Америку, Заполярье, на Камчатку, Сахалин, Алтай, Кольский полуостров, Кавказ. На сайте школы есть расписание мероприятий на год вперед, так что обо всех предстоящих экспедициях можно узнать уже сегодня.

- План маршрутов составляете Вы лично?

- Как правило, да. Цель наших экспедиций – попасть в место, максимально интересное с точки зрения дикой природы. Туда, где по-настоящему можно ощутить себя в отрыве от современной цивилизации. При этом я стараюсь составлять карту путешествия так, чтобы люди не просто уходили в тайгу на несколько недель, а могли посмотреть какие-то исторические места, красоты природы. В этом мне помогает историко-археологическое образование.

- Путешествия в отдаленные уголки планеты всегда связаны с определенным риском для жизни. Случалось ли Вам попадать в опасные, экстремальные ситуации?

- Поверьте, гораздо опаснее попасть в Москве под машину (смеется). Все зависит от того, какую ситуацию вы называете опасной и экстремальной. На мой взгляд, это вопрос личного отношения и подготовки к той или ной проблеме. Для кого-то экстремальной покажется двухдневная прогулка по лесу. Для кого-то опасно прыгнуть с парашютом. Если человека, который не умеет водить машину, посадят за руль на скорости 100 км/ч, для него это тоже будет довольно экстремальная ситуация. На Камчатке мы встречаем по пятнадцать медведей в день, однако, если вы знаете, как правильно вести себя при встрече с животным, такая ситуация покажется вам чрезвычайной, но никак не опасной. Кстати, случаев, когда медведь первым нападает на человека – всего два-три в год по всему миру.

- Какой средний возраст участников экспедиций?

- Наш основной контингент – люди от двадцати пяти до сорока пяти. Самому возрастному участнику на момент похода было шестьдесят девять лет. С сыном знаменитого маршала П.С. Рыбалко мы совершили экспедицию на Мадагаскар, и это был как раз тот случай, когда смотришь на человека и думаешь: вот таким и нужно быть в его возрасте!

- Женщины тоже принимают участие?

- Конечно! Как ни странно, чем более экстремальный поход, тем больше женщин принимает в нем участие (смеется). Даже в Заполярье, когда мы совершаем путешествие к самой северной точке Европы, девушки стойко переносят сильный мороз, пургу, ураганный ветер...

- И насколько это дорого – отправиться в настоящую экспедицию?

- Неделя похода по России обойдется примерно в двадцать тысяч рублей. Плюс билеты на самолет или поезд. На мой взгляд, это вполне доступно. Если мы отправляемся на другой континент, финансовые затраты, конечно, уже другие.

- Оборудование и снаряжение нужно приобретать самим?

- Разумеется. Если человек отправляется в подобное путешествие впервые и у него ничего нет из снаряжения, что-то мы можем дать в аренду.

- Расскажите о команде инструкторов «Волчицы». Сколько всего человек работает в школе выживания?

- Если не считать менеджерский состав и работников офиса, всего у нас восемь инструкторов. Я – девятый. Эти люди имеют за плечами огромный опыт походов, все они по-настоящему «горят» идеей. Команда создавалась довольно долго, специалисты «отфильтровывались» годами. Некоторые из них, кстати, остались с нами после курсов выживания, которые проходили с «Волчицей».

- Случалось ли, что в походе кто-либо из участников экспедиции начинал «раскисать», ныть? Что делать с таким человеком посреди пустыни?

- Действительно, есть люди, которые изначально неправильно рассчитывают свои силы и потом весь поход мучаются. Именно поэтому некоторые экспедиции мы проводим таким образом, чтобы на второй-третий день пути была точка, где человек мог бы сойти. Но есть маршруты, где это сделать нереально. Например, на Камчатке, куда нас забрасывают вертолетом, и мы в течение двух недель передвигаемся по тайге. В таких случаях воздействовать на «сломавшегося» человека можно только морально. Если хотите домой – пожалуйста! Мы вызовем вертолет, и через несколько часов вы будете в цивилизации. Но стоимость одного часа полета составляет семьдесят тысяч рублей. Все подобные вещи изначально оговариваются и регулируются. Человек подписывает бумагу о финансовой ответственности и поэтому, выходя на маршрут, заранее знает обо всех последствиях.

- С какими сложностями чаще всего сталкивается участник экспедиции, который впервые отправился в путешествие?

- Обычно это неправильно подобранное снаряжение – в первую очередь, плохая обувь. Часто приходится сталкиваться с переоценкой собственных способностей: человек думает, что он Супермен, но когда приходится проходить в день по пятнадцать-двадцать километров, для него это становится неприятным открытием. Также огромную роль играют отношения участников похода между собой. Когда в одной группе пересекаются люди противоположных характеров, при первых же трудностях начинаются разногласия.

- А по численности группы большие?

- Максимум, восемь-двенадцать человек. При большем количестве людей бардак наступит уже на второй день – появятся минигруппы, подлидеры, коллектив начнет разваливаться. Пожалуй, основная работа инструктора в том и заключается, чтобы наладить нормальные отношения между участниками похода.

- Насколько сегодня востребовано то, чем Вы занимаетесь? Увеличивается ли количество людей, предпочитающих экстремальный отдых обычному, пляжному?

- Многим людям надоели стандартные виды отдыха, им хочется новых ощущений. Те, кто в детстве читал приключенческие романы, мечтал о дальних странах и путешествиях, сегодня вполне могут осуществить свою мечту. Мы погружаем людей (пусть условно, пусть всего на несколько дней) в условия, которые были описаны знаменитыми путешественниками – Амундсеном, Скотом и др. Кроме того, в нашей стране всегда была категория людей, предпочитающих проводить лето с рюкзаками на плечах. В девяностые годы, в силу всеобщего бардака, преемственность поколений прервалась, однако сегодня вновь наблюдается наплыв желающих заниматься экстремальными путешествиями. Для них-то мы и работаем.

- Расскажите о Вашей семье, детях. Как соотносится бурная жизнь путешественника с семейной жизнью?

- Прекрасно соотносится (смеется). У меня жена и двое дочерей. Несмотря на юный возраст, дети уже вовсю привыкают к путешествиям – спят в палатках, учат языки. В прошлом году мы объехали Балканы, побывали в девятнадцати странах: Хорватии, Сербии, Албании, Косово, Черногории... Путешествовали по Скандинавии. Недавно полтора месяца провели на Кавказе. Иногда я беру семью в дальние экспедиции. Например, в Индонезии, пока я с группой и остальными инструкторами углубляюсь вглубь суши и путешествую по джунглям, жена и дети отдыхают в отеле на побережье.

- Как познакомились с супругой?

- На встрече выпускников. Мы с ней учились в одной школе, но из-за того, что часто переходили из класса в класс, фактически не общались. Получилось так, что судьба свела нас снова спустя много лет.

- У Вас есть хобби?

- Я занимаюсь военно-исторической миниатюрой, в моей коллекции порядка пятнадцати тысяч солдатиков. Также собираю монеты и банкноты, привожу из путешествий этническое оружие разных народов – копья, луки, костяные ножи и т.д. Люблю читать книги про знаменитых путешественников – Скотта, Амундсена, Тура Хейердала.

- А собственную книгу не планируете написать?

- У меня уже есть около тысячи страниц черновика про путешествие по Латинской Америке. Это описание и анализ того, как жил я и как живут другие люди в разных уголках континента. Возможно, когда-нибудь это будет опубликовано. Что же касается выживания, то написание книг на эту тему дело неблагодарное. За последние годы издано огромное количество подобной литературы – как хорошей, так и плохой. И ничего нового в этом плане уже не придумаешь. По сути, писать учебник по выживанию – значит, переписывать уже сказанное до тебя.

- Какие страны из тех, где Вы еще не были, хотелось бы посетить?

- Страны Центральной Африки – Габон, Камерун, Конго. Это районы, где сконцентрированы огромные массивы леса, нетронутой дикой природы. Также хотелось бы побывать в Канаде и на Аляске. Когда я приезжаю в ту или иную страну, стараюсь увидеть в ней все самое интересное. Меня не привлекают раскрученные туристические достопримечательности, в которых люди бывают «для галочки». В любой стране мира есть места, которые практически никем не посещаются – и при этом они крайне интересны с точки зрения природы, архитектуры, археологии. Вот туда-то я и стремлюсь попасть.

- А какая из совершенных экспедиций запомнилась больше всего?

- Сложный вопрос. Я придерживаюсь принципа, что каждый следующий поход должен быть интереснее предыдущего. Пожалуй, выделю Камчатку. Именно там приходит ощущение жизни на сто процентов. Находясь в глухой тайге, как нельзя лучше понимаешь, что никакой ты не царь природы и не вершина эволюции. То, что с тобой произойдет в следующую минуту, зачастую зависит только от базовых навыков и стечения обстоятельств.

- Приходилось ли Вам бывать в местах, где не ступала нога белого человека?

- Подобных районов на планете практически не осталось. Например, в Южной Америке такие изолированные деревни можно найти разве что на границе Бразилии и Венесуэлы. Сразу могу сказать, что, если вы ждете от подобных мест какой-то невероятной экзотики, удивительных открытий и приключений, вас ждет разочарование. Все намного более прозаично. Одно дело – картинка в телевизоре и совсем другое – реальность. Представьте себе индейскую деревню, куда раз в неделю по Амазонке заходит корабль. У половины населения – вши. Вокруг полная антисанитария. Люди ходят в туалет и здесь же моют посуду. Понятно, что они жили так столетиями, но уровень заболеваний и разного рода кожных инфекций там просто запредельный. Сорокалетний индеец выглядит так же, как у нас семидесятилетний старик. Поэтому для того, чтобы остаться пожить в какой-нибудь деревне, нужно быть очень любознательным и заинтересованным этнографом.

- В досье на сайте школы указано, что Вы изучали влияние температурного режима на организм человека. Можно сказать, ставили эксперимент на себе. Расскажите , как это было?

- Происходило это во время моего путешествия по Сахаре, где температура воздуха достигает сорока градусов в тени. Человеку, впервые попавшему в такие условия, конечно, становится тяжело. Для того, чтобы нормально функционировать, необходимо выполнять определенные условия. Прежде всего, ограничить движения, передвигаясь только утром и вечером. Не пить холодную воду. Исключить тяжелую пищу, питаясь овощами, фруктами, рисом и хлебом. В самое пекло лучше всего сидеть где-нибудь в теньке и пить горячий зеленый чай. Также нужно грамотно одеваться: футболки и шорты не допускаются, подходит лишь максимально закрытая одежда. Выполняя все эти рекомендации, через несколько дней человек начинает чувствовать себя нормально. В целом же могу сказать, что организм человека – это уникальная машина для выживания. Когда кто-то говорит «я не переношу холод» или «я не переношу жару», мне смешно, потому что в нашем теле заложены механизмы адаптации практически к любым температурным условиям.

- Есть ли страны, в которые наши люди едут не очень охотно?

- Однажды, когда в Африке бушевала лихорадка Эбола, нам пришлось отменить экспедицию на Мадагаскар. Правда, от Либерии, где находился очаг заболевания, до Мадагаскара почти такое же расстояние как до Москвы, но людям, подверженным влиянию СМИ, этого было не объяснить. Конечно, мы корректируем наши планы в зависимости от международной обстановки. К счастью, мне удалось посетить Сирию до того, как там началась война. Раньше это была одна из самых гостеприимных и богатых стран. Жаль, что сегодня там творится хаос. Для меня также остается загадкой, почему люди неохотно едут в Иран. А ведь это самая развитая страна на Ближнем востоке! По уровню развития экономики ее можно сравнить с США, по уровню безопасности – со Швейцарией, по уровню отношения к русским – с Белоруссией.

Исходя из собственного опыта, могу сказать, что по так называемым развитым странам путешествовать гораздо сложнее, нежели по странам третьего мира, где фактически любую проблему можно решить на месте. В этом отношении мне очень нравится жить в России. Здесь, в отличие от Запада, нельзя предугадать, что с тобой произойдет завтра. И от этого становится как-то интереснее! При этом в нашей стране созданы все условия для тех, кто действительно хочет сделать что-то свое. Лично мне в России работать очень комфортно, и я каждый раз с удовольствием сюда возвращаюсь.

- Ваши любимые места в России?

- Красноярский край, Тува, Хакасия. Вся Сибирь.

- Вы предпочитаете путешествовать группой или в одиночку?

- На мой взгляд, группой передвигаться гораздо интереснее, потому что всегда можно поделиться какими-то впечатлениями, оказать друг другу помощь и т.д. Хотя иногда бывает настроение, когда хочется остаться один на один с природой. У меня было много таких походов – я путешествовал по горам, ездил автостопом. Однажды на попутках проехал от Москвы до Кемерово.

- Пятнадцать лет назад передвигаться автостопом было легче, чем сегодня? Люди не стали подозрительнее, черствее?

- Говорят, сегодня автостоп стал проще – буквально десять минут на дороге и ты уже едешь. Я сам, когда вижу на трассе «голосующего» человека, без проблем его подвожу. Сегодня я практически не езжу автостопом, хотя недавно, когда сломалась машина, из Южной Осетии до Владикавказа добирался как раз таки на попутках.

- Дмитрий, сколько времени в году Вы в общей сложности проводите в путешествии?

- Большую часть года – наверное, месяцев восемь. Дома же меня всегда ждет большое количество организационной работы. Школа выживания растет, у нас открылся офис в Санкт-Петербурге. Последние года три у меня фактически нет свободного времени. Но как только выпадает несколько относительно спокойных дней, сразу же стараюсь уехать подальше от Москвы – например, к родственникам в Рязанскую область. Подмосковный ритм жизни для меня не совсем комфортен: слишком много людей, слишком много машин.

- Какими языками, помимо английского, владеете?

- Поскольку в университете моей специализацией была археология Центральной Америки, я просто обязан был выучить испанский. Также нам преподавали немецкий, французский, древнегреческий и латынь. Впоследствии, во время путешествий, подучил арабский, шведский, индонезийский языки.

- Вы придерживаетесь здорового образа жизни?

- Находясь дома, я поддерживаю себя в форме – бегаю, занимаюсь физическими упражнениями. Естественно, никакого фаст-фуда, никаких шоколадок и конфет. Стараюсь есть минимум мучного. В походах каждый лишний килограмм имеет значение, поэтому, чем потом неделями худеть, проще изначально не набирать вес.

- Что можете пожелать нашим читателям – прежде всего тем, у кого всегда находятся причины для того, чтобы остаться дома?

- Надо просто брать и ехать. Я считаю, что десять просмотренных фильмов и прочитанных книг о путешествиях не стоят одной реально совершенной поездки. Проблем с визами сейчас нет. Найдите пять свободных дней в году, накопите денег на самолет, возьмите палатку, научитесь разводить костер – и вперед! Весь мир открыт перед вами.

- Дмитрий, спасибо за интервью!
Поделиться:

18.09.2015

Вернуться к списку новостей

  

Оставить отзыв

Заголовок:
Имя:
E-Mail:
Сообщение:
 

реклама

  • image
  • image
Google+