Статьи. Жизнь в Раменском. Жизнь в Жуковском.

Япония - далекая и близкая


Что мы знаем о Японии? Японцы делают качественные автомобили, страдают от землетрясений и являются одной из самых трудолюбивых наций в мире. Как правило, знания обычного жителя средней полосы на этом исчерпываются. Японцы во многом похожи на нас, но при этом нет другой нации, которая бы так подчеркивала свою исключительность. Говорят, понять эту страну можно только в совершенстве овладев каким-либо боевым искусством. В Японии нет грани между тем, где заканчивается боевое искусство и начинается философия - наверное, потому, что между ними стоит знак равенства.

Мы хотим познакомить вас с человеком, жизнь которого на протяжении многих лет тесно связана с Дальним Востоком и Японией. Более двадцати лет назад он начал изучать боевые искусства, и постепенно это стало его стилем жизни. Сегодня в качестве хобби он преподает в Раменском японский язык и айкидо, применяя на практике свою методику «Здесь и сейчас». Знакомьтесь, Федоров Игорь Викторович, специалист по странам Дальнего Востока.

- Здравствуйте, Игорь Викторович. Расскажите, с чего началось Ваше знакомство с Японией?

- Я родился во Владивостоке. Само собой, все детство было связано с морем. Ближайшей «заграницей» была Япония; моряки, побывавшие там, много рассказывали об этой стране. Так появилась первая заинтересованность. Как и многие сверстники, в школьные годы я стал заниматься каратэ, достиг определенных результатов. Затем я три года служил на кораблях тихоокеанского флота. По окончании службы передо мной встал выбор – либо поступать на Восточный факультет Дальневосточного Университета, либо попытать счастья в Москве и поступить в особое военное училище. Выбрав второй вариант, я оказался в столице, начал учебу в Высшей Школе КГБ им. Ф.Э. Дзержинского (сейчас это Академия ФСБ). Сначала я получил направление на хинди, затем на китайский язык, а в конечном итоге был направлен на японское отделение. Так я начал изучать Японию уже профессионально.

- Но ведь рядом помимо Японии не так далеко расположены Китай, Корея?

- В детстве пришлось очень плотно столкнуться с тем, что сейчас называют «китайская угроза». Угроза территориального вторжения существовала не только для нас, но и для Японии, так что понятие «тревожного чемоданчика» было тогда очень актуально. В какой-то степени, это нас и объединяет с японцами.

Кроме того, я ведь изучаю не только Японию, но и весь регион в целом. Рассматривать эту страну как острова вне зависимости от материка совершенно бесполезно. Япония – это часть огромной территории Дальнего Востока, которая тесно связана с Монголией, Бирмой, Индией, Китаем и Кореей. Культуры этих стран тесно переплетены, и изучать одну в отрыве от других – значит быть дилетантом. Любое культурное явление в Японии имеет свое отражение и в других странах региона.

- После училища Вы продолжили изучение языка?

- Конечно, в 1992 году я был направлен обратно на Дальний Восток, поближе к Японии. По специфике военной службы в течение нескольких лет работал в японских компаниях переводчиком, много ездил и общался с людьми по всему Дальнему Востоку и Японии. Так я побывал в отдаленных уголках страны и увидел настоящую Японию. Ведь Токио – это город западного образца, мегаполис, посетив который, Японию не узнать. Мне посчастливилось увидеть места в Японии, фактически нетронутые европейской цивилизацией, тщательно соблюдающие свои традиции. Конечно, это благотворно сказалось на совершенствовании языка. В какой-то момент я поймал себя на мысли, что на японском говорю чаще, чем на русском.

- Но в итоге вы все равно уехали…

- Да, после рождения дочери встал вопрос – либо оставаться там навсегда, либо уезжать. У жены родственники жили в Жуковском, и в итоге мы решили переехать сюда. Я долго сопротивлялся этому решению, потому что на Дальнем Востоке мне было очень комфортно и интересно. Карьера развивалась так, что для дальнейшего развития пришлось бы уехать в Японию на длительное время. Однако по условиям контракта я не мог взять с собой жену и ребенка. Естественно, я сделал выбор в пользу семьи, и в 1997 году мы переехали в Подмосковье. Начал работать в банковской сфере, чем и занимаюсь по сегодняшний день. А японский язык и единоборства я оставил себе в качестве хобби и не планирую делать это коммерческим предприятием. Хотя….

- Когда Вы впервые начали преподавать единоборства?

- Еще в конце 80-х, на 3-4 курсе училища я создал первую секцию. Но тогда, в молодости, основной упор делался именно на боевые навыки, а духовная составляющая оставалась в стороне. Так продолжалось до тех пор, пока я не встретил своего наставника, господина Икеда Сигеки.

- Расскажите, как Вы с ним познакомились и чему он Вас учил?

- Впервые мы встретились в 1994 году, когда я работал в Японии. Г-н Икеда научил меня чувствовать Японию, не относиться к Японии утилититарно. И в плане единоборств, и в плане философского отношения к жизни он для меня всегда будет примером и эталоном. Небольшое лирическое отступление: Икеда – подготовленный, но не успевший совершить свой полет камикадзе. В 1945 году ему было около 20 лет. Его, как и многих других летчиков, уже подготовили, но не успели «использовать», потому, что к тому моменту Япония капитулировала и война закончилась. Так вот, Икеда был приверженцем айкидо канадзавского направления (от названия города Канадзава в префектуре Исикава). Основной принцип этого стиля состоит в том, что нужно «казаться слабым, чтобы быть сильным». Это правило соблюдалось во всем: Икеда великолепно владел боевым искусством, но на вид был сухим щуплым старичком, имел прекрасную физическую форму, он был очень успешным бизнесменом, но его офис представлял собой маленькую комнатку на чердаке, а в управлении его кооперации находилось более 20-ти крупных компаний префектуры Исикава. Основной постулат этого направления: постоянная подготовка и тренировка на протяжении всей жизни – «здесь и сейчас», но при этом ничем не выделяться и быть незаметным.

Надо сказать, что весь свой потенциал такой подход проявил себя во время русско-японской войны 1904-1905 гг. Тогда наша русская армия, имея численный перевес в Манчжурии и Северном Китае, так и не смогла добиться успеха – противник всегда и везде готов был дать отпор. Объяснялось это обширной шпионской сетью. Шпионами были внешне ничем не приметные люди: прачки, лакеи, парикмахеры, извозчики. А кто может отличить китайского крестьянина от японского офицера? Кроме того, все эти люди были прекрасно подготовлены и всегда были готовы нанести удар. В понимании японца «быть сильным» - это ударить тогда, когда противник не ждет, и только туда, куда враг и не догадывается получить удар.

- Настоящее восточное коварство?

- Да. Это техника подворотен, техника внезапности. Именно это и нужно в повседневной жизни. Представьте, вы едете в электричке, и против вас проявляется агрессия. Не торопитесь встревать в драку, подпустите противника на свою дистанцию, притворитесь слабым, а потом резко атакуйте. Ребят, которые приходят ко мне заниматься, я учу прорабатывать как можно больше вариантов развития событий. Например, вы подвергаетесь атаке с двух-трех сторон одновременно. Как вы будете располагать нападающих? Как нужно увернуться, уйти от удара? Во время тренировок мы не используем никаких специальных приспособлений, не одеваемся в особую форму, потому что в реальной жизни всего этого нет. Для решения проблемы надо использовать только то, что есть под рукой.

- То есть, этот стиль максимально адаптирован к реалиям.

- Да. Основатели канадзавского направления айкидо еще в позапрошлом веке раз и навсегда решили отказаться от какой бы то ни было градации по поясам или данам. Нет ни внешнего антуража, ни специальных костюмов и ритуалов. Объясняется это просто: во-первых, нельзя выделяться. Во-вторых, сегодня ты показываешь мастерство боя, а завтра можешь быть повержен, и цвет твоего пояса уже не будет иметь никакого значения. Главное – если ты умеешь что-то делать, обязательно научи другого.

- Я пытаюсь понять философию этого направления…

- Прежде всего, нужно научиться правильно понимать свою цель. Снести противнику голову ударом – ничтожная цель для нормального человека. Нужно понимать, для чего тебе это нужно. Методика «здесь и сейчас» заключается в том, что именно здесь и сейчас происходит жизнь. Сегодня 13 января 2012 года, и этот день больше никогда не повторится. Нужно четко осознавать, где ты сейчас находишься, и что из себя представляешь. Необходимо брать от жизни здесь и сейчас. Данная методика говорит о том, что надо приучаться любить себя. Но не в извращенном понимании слова – ни в коем случае нельзя себя жалеть, понимаете?

- Не очень.

- Если ты в метро наступил кому-то на ногу или толкнул, это не значит, что ты сделал себе хорошо – прежде всего, ты сделал кому-то плохо. Цель оттолкнуть и занять чужое место - ничтожна, она уничтожает человека. Поступая так, ты жалеешь себя и опускаешься тем самым ниже своего уровня. Таким образом, согласно этой методике, трудности в коллективе и проблемы окружающих людей ты воспринимаешь как свои собственные и, соответственно, стремишься их решить. Проще говоря, ты делаешь что-то для других, раскрывая тем самым свои возможности. Большинство японцев живут по такому принципу.

- Очень похоже на христианство.

- Да, сходство есть. У методики, о которой я рассказываю, есть несколько граней. Одна из них – это позитивное отношение ко всему. На практике это выглядит следующим образом: при получении любой информации мы обязательно говорим сами себе «Хорошо». Чтобы ни происходило, относитесь к этому как к данности. Надо не закрываться от проблемы, а решать ее.

- Все это напоминает айсберг, где сама боевая техника является только вершиной.

- Научиться бить может каждый. Но понять, для чего он это делает, а также научиться до последнего не применять силу дано не всем. Избегать конфликтов и просчитывать свои ходы наперед – вот настоящее искусство. Об этом я и рассказываю на своих занятиях. Почему выгодно быть вежливым? Допустим, вы столкнулись с кем-то в узком дверном проеме – наверняка у каждого в жизни была такая ситуация. Уступив дорогу, вы позволяете оппоненту первому вступить в потенциально опасную зону и пройти узкое пространство, попав в зависимость от вас. Когда оппонент прошел первым, он испытывает одновременно благодарность и чувство неловкости оттого, что явился помехой. Несешься? Лезешь напролом? Пожалуйста, проходи, ведь я с тобой сталкиваться не хочу и не буду. Моя цель - дойти на работу, вернуться домой и сохранить себя как цельную личность. Классика психологии айкидо в этой ситуации явно пересекается с христианским «смирись». «Смирись» - это не плачь, это осознание себя в мире.

- Еще одна составляющая – это изучение языка?

- В идеале, да. Изучение языка заставляет больше думать головой, учит быть дисциплинированным. Если ты будешь развиваться не только физически, но также хотя бы учить новые слова, то достигнешь гораздо большего. Откроются новые горизонты. Лучше всего, когда обучение боевому искусству идет параллельно с изучением языка и культуры народа. И наоборот, язык и менталитет Японии лучше всего познается через изучение боевого искусства. Когда одно вплетается в другое, все вместе познается достаточно легко. Но, откровенно говоря, желающих изучать японский язык сейчас мало.

- Может быть, это связано с тем, что он очень сложный в изучении?

- Нет. Сложных языков нет. Лингвисты давно доказали, что любой язык можно освоить, выучив примерно 200 слов. Это тот минимальный багаж, с помощью которого можно более-менее свободно объясняться. Так что дело не в этом. Для того, что бы поддерживать свой уровень языка, я постоянно смотрю фильмы на японском, читаю новости. В принципе, могу хоть завтра приступить к переводческой деятельности.

- Много к вам ходит учеников?

- По-разному. В прошлом году, когда было больше свободного времени, учеников было очень много. Сейчас ходит 3-4 человека, и мне этого хватает. Повторюсь - я не хочу с помощью этого зарабатывать деньги. Как только ты начинаешь учить только ради коммерции, практика сразу же заменяется внешним антуражем, и весь подход рассыпается. Так или иначе, даже если нет учеников, каждый день в одно и то же время я занимаюсь самостоятельно. Это мой стиль жизни, для меня это то же самое, что почистить зубы утром.

- Передать знания дальше – это часть того, чему в свое время научили вас?

- Да, но я не считаю себя преподавателем в традиционном понимании слова. Я просто делюсь опытом. В Японии считается, что пока тебе не исполнилось 40-45 лет, лучше не преподавать боевое искусство. Раньше это казалось мне странным, но теперь я понял, что до сорока ты воспринимаешь мир просто как физическое перемещение тел и только потом начинаешь понимать некую иную сущность. Я не делю людей на плохих и хороших, своих и чужих. Тот, кто приходит с миром, получает здесь все, что должен получить. И если я что-то знаю, я открыто это передаю.

- Из всего того, что вы мне сегодня рассказали, я делаю вывод, что мы с японцами во многом похожи…

- Правильно, потому что базовые ценности у всех народов одни и те же. Многие культурные особенности Японии имеют свое отражение и в других странах. Например, те же камикадзе (в переводе с японского «священный ветер»). Говорить, что это явление присуще только японцам нельзя – вспомните хотя бы нашего Николая Гастелло.

Как и мы, японцы имеют множество интересных и трогательных традиций. Расскажу об одной из самых любимых. В начале каждого года народ Японии выбирает один из синтоистских храмов, в котором любой приходящий в храм человек пишет одно единственное слово на специальном листке, который остается в храме. Слово, которое, по мнению человека, в будущим поколениям будет символизировать именно этот год. Видимо, в связи с трагическими событиями в 2011 году на втором и третьем местах оказались слова «печаль» и «несчастье», победил же иероглиф «кидзуна», обозначающий единение и сплочение народа. Не правда ли, что для России это очень актуально. По этому я «по-японски» по мере сил борюсь за процветание Родины и сплочении людей «ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС».

Текст: Александр Волчан

Фотографии: из личного архива И.В. Федорова

Поделиться:

13.03.2012

Вернуться к списку статей

  

Оставить отзыв

Заголовок:
Имя:
E-Mail:
Сообщение:
 
Поделиться:

реклама

    • image
    • image
Google+