Новости Раменское

Сергей Прибор: Принял решение – не сворачивай


Сергей Алексеевич Прибор Дата рождения: 20.02.1957
Образование:Тамбовское Высшее Военное Авиационное Училище летчиков им. М.М. Расковой; всего получено три высших образования.
Должность:
генеральный директор торгового комплекса «Радуга»
Хобби:
фотографирование необычных памятников, рыбалка




Скорее всего, когда вы будете держать в руках этот номер «Квадрата», в Раменском уже откроется «Радуга» – торговый комплекс, разговоры об открытии которого ходят уже почти целый год. Герой августовского выпуска – Сергей Алексеевич Прибор, генеральный директор «Радуги», оказался очень интересным и приятным собеседником. За чашкой чая он рассказал нам, что из себя будет представлять новый комплекс, а также рассказал о себе.

- Здравствуйте, Сергей Алексеевич. Строительство на Донинском шоссе началось давно и успело обрасти слухами о том, что же на самом деле будет расположено на месте стройки. Расскажите, пожалуйста, о торговом комплексе «Радуга».

- Это крупный торговый комплекс, специализирующийся на строительных материалах, материалах для ремонта, а также всего, что касается интерьера дома. Среди наших арендаторов уже есть компании, реализующие и такую продукцию как посуда, канцтовары, товары для туризма, постельное белье и так далее. Хотя основная специфика товаров, повторюсь, – строительная.

- Учредители и акционеры из Раменского?

- Нет, основные акционеры московские, но, несмотря на это, мы чувствуем одобрение и поддержку администрации Раменского района. В «Радугу» вложены огромные средства, как материальные, так и моральные. Двадцать двухэтажных корпусов – это много. Мы надеемся, что через некоторое время этот центр будет вторым в Раменском по покупательской активности. Насколько я знаю, рядом с нами планируется открытие автосалона и большого продуктового магазина формата «Ашан». Как обычно и бывает, каждое последующее предприятие приводит своих клиентов, вокруг строятся жилые корпуса, расширяются дороги… В перспективе люди смогут приобрести что-то для дачи, потом пойти купить продукты и так далее. Надеемся, что наш проект будет успешным.

- Почему было выбрано именно Раменское, а не какой-либо другой район Подмосковья?

- Открытию предшествовала серьезная аналитическая работа. Был проведен анализ строительных рынков и торговых комплексов, подобных нашему, и выяснилось, что поблизости есть только Сафоновский рынок, а раменчане ездят покупать стройматериалы в Жуковский. - Одно время ходили слухи, что в строящийся центр переедет Жуковский строительный рынок на Театральной. - Нет, это всего лишь слухи. Но многие из тех, кто сейчас работает на Театральной, уже заключили договор аренды с нами. Так как земля под комплекс «Радуга» куплена в собственность, это дает нам преимущество в разговоре с арендаторами – например, у нас не будет таких проблем как продление договора на аренду земли. Все наши арендаторы, так или иначе, встречаются со мной, и могу сказать, что 90% из них – из Раменского и Жуковского. Остальные 10% – Люберцы, Электросталь, Воскресенский район. Также мы планируем один корпус целиком отвести под мебельный центр, там будут представлены в том числе и московские компании.

- Сколько на данный момент осталось свободных площадей?

- Процесс наполняемости торгового комплекса арендаторами нас очень порадовал. В январе при планировании мы рассчитывали достичь 50% только к концу этого года. Но уже к концу апреля была заполнена половина первых этажей. На данный момент все первые этажи уже два месяца как заняты. На вторых этажах еще есть свободные площади, но и они постепенно занимаются – думаю, в сентябре-октябре свободных мест не останется. Конечно, специфика любого строительного рынка состоит в том, что вторые этажи, как правило, используются мало. Но нам не было смысла строить одноэтажный комплекс на такой площади. В «Радуге» корпуса состоят из трех рядов, два из которых утеплены. Один ряд мы оставили холодным – это связано со спецификой товара, который будет там продаваться (цемент, пиломатериалы и так далее). Часть помещений оставлена под склады.

- Название «Радуга» – Ваша идея?

- Да. И мне очень приятно осознавать, что, какими бы ни были мои личные перспективы здесь, название «Радуга» останется. Это слово пришло мне в голову, когда я увидел раскрашенные дома в центре Раменского. Я специально смотрел этимологию слова «радуга» – в разных вариантах оно означает дорогу в рай, радость. Одним словом, это нечто очень позитивное, эмоциональное. Предлагались разные режущие слух названия – темп, экспресс, пассаж… Но все это я сразу отмел в сторону – хотелось выбрать действительно хорошее название. Спасибо акционерам, которые одобрили моё предложение.

- «Радуга» – первый подобный проект для компании или это сетевая история?

- Нет, для управляющей компании это новый проект, новое направление в бизнесе.

- На работу Вы добираетесь из Москвы или живете где-то недалеко?

Вообще расскажите о себе: где росли, где учились… - Что, прямо с 57-го года начинать? (смеется). Хорошо. Родом я из Украины, из города Запорожье. По окончании школы поступил в Тамбовское Высшее Военное Авиационное Училище, которое готовило летчиков для дальней авиации.

- Почему именно Тамбовское училище? Ведь это было достаточно далеко от дома.

- Я не люблю говорить о том, как я попал в военную авиацию. По крайней мере, в разговоре с летчиками стараюсь об этом не упоминать (смеется). Я хорошо учился в школе – в аттестате у меня три четверки, причем, как ни странно, одна из них – по военной подготовке. У нас в Запорожье есть машиностроительный институт, и я хотел поступать именно туда. Будучи большим любителем фантастики, выбрал направление информатики и программирования. Но все сложилось иначе. Когда мы с ребятами пришли в военкомат получать приписное свидетельство, тем из нас, у кого были хорошие оценки, начальник предложил поступать в военное училище. Я задумался. Оказалось, что выбор был большой – морское, танковое, пехотное училище… Я, максималист, отмел все варианты за исключением авиации. Выяснилось, что авиационные училища тоже делятся на технические, летные, штурманские, тыловые. Летных училищ по стране было достаточно – Харьков, Сумы, Киев, Барнаул, Тамбов. В итоге я выбрал последний вариант – очень уж мне нравилось название города (смеется). В военкомате я обещал подумать и пошел домой советоваться с родителями. Отец, который в свое время служил на флоте, сразу оценил мое решение. Было единственное условие: чтобы я не плавал и не летал, чтобы «под ногами была земля». Когда узнали, что хочу идти как раз в авиацию, тут же воспротивились. Положение в какой-то степени спасла гостившая у нас бабушка. Она сказала: «Знаете, дети, если он решит по-вашему, то потом всю жизнь будет обижаться на вас. Поэтому пусть решает сам». Тем же летом я поступил в Тамбовское Высшее Военное Авиационное Училище летчиков им. М.М.Расковой, причем только на месте, приехав туда, узнал, что в этом училище готовят лётчиков для дальней авиации.

- Значит, поступили Вы достаточно легко?

- Относительно. Знаете, было много ребят, которые поступали туда по два-три года подряд. Они хорошо разбирались в самолетах, знали летную программу, особенности обучения – я же в этом плане был абсолютный ноль. Знаете, я был эдаким по-крестьянски твёрдо настроенным парнем с сильным украинским акцентом. Кстати, акцент очень помог при поступлении, потому что в особо сложные моменты я переходил на чистый украинский язык, пытался запутать преподавателей (смеется).

- Что было после училища?

- После четырёх лет учебы попал в Белоруссию, в Бобруйск. Там мы познакомились с будущей женой, и вскоре у нас родилась дочь. Я летал на дальних бомбардировщиках-ракетоносцах Ту-16 и Ту-22М3. Прослужив в боевом полку до должности командира тяжёлой бомбардировочной эскадрильи, я поступил в Военно-воздушную академию им. Ю.А. Гагарина в Монино, где проучился три года. Потом была учёба в Военной Академии Советской армии. Так вместе с семьей мы переехали в Москву. А в 1996 году я уволился в запас.

- В каком звании?

- Полковника. Я долгое время летал на ТУ-22М3, и мне до сих пор по ночам снится самолет, полеты, ребята из училища – как и всем летчикам, наверное… Для меня авиационное прошлое во многом является настоящим.

- Многим летчикам сложно дается прощание с небом. Как это было у Вас?

- У меня получился плавный переход, трагедии никакой не было. Понимаете, должность командира эскадрильи – это, пожалуй, последняя ступень, когда в работе еще преобладает романтика неба. Если поднимаешься выше командира полка, занимаешься уже больше хозяйственной деятельностью: самолёты, их ресурс, боеприпасы, горючее, взаимоотношения с другими частями, планы переброски части в другие гарнизоны… Командир эскадрильи – это тот человек, который обучает летному делу молодых командиров. Он сам по себе высококлассный летчик – плохо летающих командиров просто не может быть. Я очень рад тому, что вдоволь испытал той романтики, которая нас и зовет в небо. К тому же, уйдя в Генеральный штаб, я не сразу прекратил летать, так что, еще раз повторюсь, для меня этот период прошел безболезненно.

- Как складывалась Ваша жизнь после ухода со службы?

- После 1996 года моя основная деятельность была связана с гражданской авиацией. Я отучился в высшей авиационной школе «Авиабизнес», но в качестве летчика уже не работал. Много поездил по стране – в Элисте работал менеджером проекта по вертолетному обеспечению строительства нефтепровода, был старшим по авиационному обеспечению на разработке нефтяных месторождений в Томской области. Также долгое время работал заместителем исполнительного директора компании, занимавшейся авиационным страхованием. Так или иначе, я продолжал работать в авиации, хотя за штурвал уже не держался.

- Когда Вы окончательно ушли из авиации?

- В 2010 году. Но нельзя сказать, что я из нее ушел – я и сейчас поддерживаю отношения с людьми и организациями, работающими в этой сфере. Каждый год в третью субботу апреля в Культурном центре Российской Армии собираются все летчики дальней авиации, независимо от возраста и звания. Всего собирается несколько тысяч человек. Иногда встречаешь там людей, которых не видел лет тридцать. Кроме того, я являюсь связующим центром и координатором взаимоотношений нашего выпуска – я имею в виду Тамбовское училище. У меня есть адреса и телефоны многих наших одноклассников, и поэтому все связи поддерживаются в основном через меня. Кстати, один из наших одноклассников, генерал-лейтенант Анатолий Дмитриевич Жихарев, сейчас командует всей дальней авиацией. Так вот, мы собирались в Тамбове на 30-летие выпуска, обязательно соберемся и на 35 лет в следующем году. Причем я заметил такую особенность – чем старше становимся, тем больше хочется контактировать со старыми товарищами. Но ряды наши, к сожалению, редеют – время идет.

- Интересно узнать мнение военного летчика о положении дел в российском авиапроме, который сейчас только ленивый не критикует. - Тут нужно понимать, о чем идет речь: одно дело – безопасность, а другое дело – техническое состояние и развитие авиации. По поводу безопасности, я не скажу ничего нового – по статистике, чаще всего к катастрофе приводит человеческий фактор. И дело не обязательно в летчике или штурмане – ошибиться может и метеоролог, и диспетчер. Если человеческий фактор исключить, хотя чисто теоретически это и невозможно, аварийность резко снизится. А насчет состояния авиации, как таковой, все очень печально. В 90-е годы все виды промышленности, кроме, разве что, газо- и нефтедобывающей отраслей, были лишены государственной поддержки. В итоге мы растеряли уникальный опыт, который нарабатывается в течение десятилетий, а расходуется за 5 лет. Например, если с завода, который был закрыт, люди разбежались кто куда, потом, через 4-5 лет вы их уже не соберете обратно. Вернется максимум 20%. Сегодня, несмотря на то, что повсюду слышны лозунги о развитии, в конструкторских бюро и строительных цехах работают ветераны. Сократилось количество ВУЗов, которые готовят военных и гражданских летчиков. Молодых кадров мало, им не хватает подготовки и мотивации. Это большая проблема.

- Что для Вас значит быть патриотом?

- Сейчас это понятие многими воспринимается со знаком «минус». Быть патриотом, значит уважать себя в своей стране. Если ты заявляешь о том, что ты патриот, вешаешь на автомобиль российский флаг, а на переезде не уступаешь дорогу и нагло прешь напролом – ну что это такое? Уважать себя и окружающих тебя людей – вот то, чего не хватает многим россиянам. Хотя понятие «патриот», естественно, гораздо шире. - Расскажите о Вашей семье. - Как я уже говорил, у нас с женой есть дочь и двое прелестных внуков. Внуку полтора года, а внучка пойдет в этом году в школу. Дочь с семьей живет в Жулебино, а мы с супругой здесь, в своем доме недалеко от озера в Белозерихе. Можно сказать, я практически раменчанин.

- Вы говорили, что много где бывали и по работе, и как турист. Где больше всего понравилось?

- Если честно, в Китае. В Пекине и на острове Хайнань. Думаю, что в ближайший отпуск снова поедем туда же. Еще нам с женой запомнился круиз по Средиземному морю – Италия, Греция, Турция и много других стран. Как пилот я облетал всю Западную Европу, но это не в счет – сами понимаете, мы нигде не делали посадку (смеется). Во время учебы, когда я изучал испанский и английский языки, ездил в США, в Атлантик-сити. Когда работал в гражданской авиации, две недели стажировался в Вашингтоне. А еще раз в год я обязательно приезжаю на родину, в Запорожье.

- Я слышал, что в плане экологии Запорожье является одним из самых худших городов Европы. Это действительно так?

- В целом, да. Но сейчас, конечно, там уже не так, как раньше, когда фактически в черте города функционировало большое количество крупных промышленных предприятий.

- Вы сказали, что во время учебы изучали в том числе и испанский язык. Сейчас получается практиковать?

- Да, я свободно им владею, легко читаю. Конечно, без постоянной практики запас слов постепенно снижается, но сама структура языка в голове осталась. А английский язык вообще одно время был для меня рабочим – в одной из компаний я вел документооборот на английском, общался с иностранцами.

- Чем Вы занимаетесь в свободное время?

- У меня много увлечений. Например, фотография. Первое фото я сделал еще во втором классе. Есть у меня такое хобби – я фотографируюсь рядом с необычными интересными памятниками. Знаете, если раньше в массовом порядке создавались памятники Ленину, Марксу и другим политическим деятелям, то сейчас во многих городах принято устанавливать какие-то необычные скульптуры и композиции – что-то вроде того, как в Раменском есть известные персонажи из мультфильмов. В 1999 году, когда я работал в Элисте, мне на глаза попалась композиция по мотивам книги «12 стульев». А так как Остап Бендер один из моих любимых литературных персонажей, я сделал несколько фотографий. С тех пор я коллекционирую снимки нестандартных памятников. Не хочу сказать, что у меня большая коллекция, но кое-что есть: бобер в Бобруйске, огурец в Луховицах, памятник народной жадности в Бердянске, памятник людским порокам на Болотной площади в Москве, чижик на Фонтанке в Санкт-Петербурге и так далее. Также я увлекаюсь рыбалкой. У меня есть спиннинг, палатка, лодка – все, что должно быть у настоящего рыбака. Два года назад я решил показать жене, что такое настоящая рыбалка, и повез ее на неделю в Карелию. Сколько восторга было, вы не представляете! Еще люблю играть в большой теннис – когда мы едем отдыхать, специально выбираем отель с теннисным кортом.

- Кстати, о спорте. Военный летчик – это стопроцентное здоровье. Наверняка, в юности чем-то занимались?

- Да нет, большого увлечения каким-то определенным видом спорта не было. Наоборот, когда мы приехали в училище, нам сказали, что те, кто раньше занимался боксом или борьбой, должны забыть об этом. Потому что разбитый нос может запросто «списать» вас с летной работы. Основной принцип летчиков – держать свое здоровье в необходимом состоянии, а рекорды никому не нужны. Не случайно в свое время, когда мне, молодому лейтенанту, предлагали пойти в отряд космонавтов, я после долгих раздумий отказался.

- Почему?

- Не хотел рисковать. Вероятность того, что ты станешь космонавтом – мизерная. Требования к состоянию здоровья там были такие, что могли списать за малейшее отклонение. И назад бы уже не взяли.

- Что сегодня играет у Вас в машине?

- Relax FM. Мне нравится спокойная музыка. Недавно купил три диска Zofka – это швейцарская певица, которая поет на французском языке в стиле lounge. Еще в свободное время я люблю читать, вернее, перечитывать любимые книги. Например, Ильфа и Петрова. Всегда хотел почитать Харуки Мураками – много слышал, но пока руки не дошли. Надо сказать, что к чтению, как и ко всем вещам, я отношусь достаточно ответственно. Если начинаю читать книгу, всегда дочитываю до конца. Также, когда выдается свободная минутка, разгадываю кроссворд или судоку – я считаю, что нужно постоянно заставлять свой мозг работать, думать.

- Вернемся к Вашей работе. В 2011 году Вы начали работать в управляющей компании, которая сейчас занимается открытием «Радуги». Вы сразу приняли решение взяться за этот проект или были сомнения?

- Очевидно, меня пригласили на должность генерального директора, исходя из моих организаторских способностей. Несмотря на то, что специфика рыночной работы была для меня в новинку, список возлагавшихся обязанностей все-таки был достаточно знаком, и в ноябре прошлого года я без особых раздумий взялся за это дело. Открытие крупного торгового комплекса – это интересная, живая, не привязанная к одному месту, работа с людьми, разноплановая деятельность. Да и масштаб проекта здесь таков, что можно максимально использовать свой потенциал. Так что комплекса «справлюсь – не справлюсь» у меня не было. Наоборот, хотелось скорее начать.

- Когда планируется открытие «Радуги»?

- Непосредственно начало торговли мы планируем на вторую половину августа. Недели две-три поработаем, «обкатаем», устраним недочеты и тогда уже проведем торжественное открытие с приглашением жителей Раменского, администрации, телевидения и СМИ. Это будет конец августа – начало сентября.

- Непосредственно Ваша работа с открытием комплекса не заканчивается?

- Конечно, нет! У нас есть договор с собственником, который делегирует управляющей компании все обязанности, касающиеся процесса и открытия, и дальнейшего функционирования. Все взаимоотношения с арендаторами, охрана, уборка, электричество, канализация, водопровод, взаимодействие с ГАИ и так далее – все это висит и будет висеть на нас.

- Обязательно ли Вам как генеральному директору знать специфику рынка строительных материалов?

- Думаю, что нет. Какая разница, что здесь будет продаваться? Главное, правильно работать с арендаторами. Так как каждый арендатор для нас единственный и неповторимый, мы всегда стремимся идти навстречу и искать взаимоприемлемые варианты работы.

- Всегда ли Вы довольны результатом своей работы? Насколько Вы самокритично к себе относитесь?

- Относиться критично к своим поступкам – качество хорошее и полезное. И не всегда я могу сам себе признаться, что поступил правильно, сделал всё возможное. Но нельзя зацикливаться на самокопании, нужно уметь сделать правильные выводы из своих ошибок и двигаться дальше. Надо доверять самому себе, быть уверенным в своих поступках. Иначе успеха не видать.

- Значит, можно сказать, когда-то принятое решение пойти в военное училище оказалось в итоге правильным?

- Конечно. Если первое образование воспитало во мне такие качества как исполнительность и требовательность к себе, то военно-дипломатическое образование научило налаживать отношения с людьми и быть коммуникативным. Наверное, поэтому меня и пригласили заниматься проектом «Радуга». Навыки, полученные за время службы, очень помогают в моей нынешней деятельности. Вообще мне кажется, что у военных есть много преимуществ и положительных качеств – исполнительность, напористость, четкое понимание задачи. И одно из самых сильных качеств, которое мне привила армия, это решительность. В армии нас всю жизнь учили принимать решения. Раз принял решение – никуда не сворачивай и выполняй. Если начинаешь сомневаться, то уже наполовину проиграл. - Сергей Алексеевич, спасибо за интересный разговор! Текст: Александр Волчан Фотографии: из личного архива Прибора С.А.
Поделиться:

15.08.2012

Вернуться к списку новостей

  

Оставить отзыв

Заголовок:
Имя:
E-Mail:
Сообщение:
 

реклама

    • image
    • image
Google+