«Квадрат» — это издание, которое призвано помочь вам оказаться в нужное время в нужном месте

Узнать о нас больше

Оно создано для активных людей, которым важно быть в эпицентре событий культурной жизни города. Самая полная и свежая информация о культурной жизни: афиши кинотеатров и ДК, расписание выставок и концертов. интервью с людьми, которые занимают значимое место в деловой и общественной жизни и многое другое!

Интервью

Алексей Кутаков работает в сфере развлекательных мероприятий с 1998 года. Он начинал свою карьеру в качестве ведущего, затем создал компанию по организации праздников «Russ Event». Несмотря на управленческую деятельность, Алексей по-прежнему ведет мероприятия – это его призвание. Он умеет делать праздники как яркими и насыщенными, так и интеллигентными и деловыми - все зависит от поставленных задач.

image 11.02.2020
Интервью

Луховицы славятся огурцами, Коломна – пастилой, Владимир – вишней, Гусь-Хрустальный – посудой. Знаете ли Вы, чем славен город Раменское, какой продукт везут из нашего года в подарок друзьям и знакомым?

Первая банка майонеза «Любительский», больше известный как «Раменский», сошла с конвейера в августе 1995 года. Мы хотим познакомить вас с человеком, который основал и возглавляет компанию «Миксма», выпускающую уже ставший легендарным для раменчан майонез, предпринимателем с большим стажем - Сергеем Владимировичем Степановым.    

image 13.06.2019
Интервью

Название «Фонбет» ассоциируется у большинства людей исключительно со ставками на спорт. Однако бар «Фонбет» в Жуковском развивается как гастрономическое заведение, где проходят разнообразные арт-программы. Люди, далекие от спорта, приезжают сюда с другого конца города, из Раменского. Почему? Узнать это мы решили у директора бара – Яна Самохвалова.

 

image 19.04.2019
Новости

"Новые Медтехнологии" теперь и в Жуковском!

Хорошие новости для жуковчан! Медицинский центр «Новые Медтехнологии, давно зарекомендовавший себя в Раменском благодаря  опытным специалистам  и лояльной, социально-ориентированной ценовой политике, недавно открылся и в Жуковском.  

 

image 11.02.2020
Новости

Новый семейный ресторан «Lion»

Новый семейный ресторан «Lion» — это изысканный дизайн интерьера, атмосфера уюта и тепла. Здесь с одинаковым вниманием относятся как  ко взрослым, так и к маленьким гостям.

image 11.02.2020
Новости

Где купить качественный текстиль?

Домашний текстиль – это то, что создает атмосферу, делает наше жилье по-настоящему уютным и комфортным, создает определенный стиль. Постельное белье и домашний трикотаж – неотъемлемая часть любого дома – играют зимой особую роль...

image 11.02.2020
Новости

EXPERT BEAUTY GALLERY

Как известно, глаза являются зеркалом души и им, как и любому зеркалу, нужно достойное обрамление. Его роль выполняют брови и ресницы, поэтому и те, и другие должны быть близки к идеалу. Как этого достичь? Отправиться в  галерею красоты «Expert beauty gallery», которую открыли Александра Борисова («Cherry media») и Наталья Аксенова («IQ de Nails»).

 

image 11.02.2020
Статьи

Друг с севера: Аляскинский маламут

С Анной Николаевой мы знакомы давно  -  с открытия в Раменском, а затем и в Жуковском магазинов сети «Мосигра». Но сегодня мы встречаемся по абсолютно другому поводу – Анна является заводчиком собак породы аляскинский маламут.

image 11.02.2020
Статьи

КАК ПОХУДЕТЬ?

Советы новичкам о питании и тренировках. Автор: фитнес-тренер Мария Размыслович

 

 

image 11.02.2020
Статьи

Всё-всё-всё для сладких снов

Мебельная компания «Ёлочка» - это настоящая находка для родителей, которые хотят создать уютную, комфортную, эстетически привлекательную детскую комнату, где будут преобладать натуральные материалы.

image 11.02.2020
Статьи

НМХ: Хирургические операции с комфортом и гарантией

«Мы спасём Вашу жизнь» - так кратко сформулирована философия «Новой мировой хирургии». Для того, чтобы узнать подробности о новом хирургическом стационаре «из первых рук», мы встретились с учредителем клиники «Новая Мировая хирургия» Романом Вячеславовичем Гусевым.

image 11.03.2019

Светлана Георгиевна Бурцева


Светлана Георгиевна Бурцева:
Дата рождения: 17.07.1966г Должность: Председатель Президиума «Люберецкой коллегии адвокатов»
Образование: высшее юридическое. Московская государственная юридическая академия им. О.Е. Кутафина Хобби, увлечения: антиквариат, искусство






Одна из старейших адвокатских организаций в городе – «Люберецкая коллегия адвокатов» - много раз меняла свое название. Начав свою деятельность еще в начале 90-х, она является одной из самых уважаемых и опытных организаций в сфере юриспруденции и адвокатуры.

- Светлана Георгиевна, здравствуйте. Расскажите, что такое «Люберецкая коллегия адвокатов», и когда была образована данная структура?

- Наша коллегия – это некоммерческое образование, основанное на членстве адвокатов. Мы были образованы на базе юридической консультации №23, которая являлась структурным подразделением Московской областной коллегии адвокатов. Когда вышел Федеральный закон №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» все адвокатские образования должны были пройти реорганизацию и изменить свой статус в соответствии с указанным законом. Именно тогда, 5 июня 2005 года и образовалась «Люберецкая коллегия адвокатов».

- То есть, до 2005 года вы существовали под другим названием?

- Да, наша история началась еще в 1993 году. Таким образом, на сегодняшний день мы являемся старейшим адвокатским образованием в Люберецком районе. Конечно, это повод для гордости.

- Как правильно звучит Ваша должность?

- Я являюсь Председателем Президиума коллегии. Так исторически сложилось, что здесь нет ни директора, ни руководителя. Коллегия управляется Президиумом, во главе которого стоит председатель. Должность эта выборная – по уставу председателя избирают сроком на три года.

- Почему Вы решили стать адвокатом?

- Не знаю, мне всегда нравилась эта профессия. Я даже никогда не задумывалась над этим вопросом, если честно. Метаний с выбором профессии у меня не было. Наверное, это связано с тем, что у нас в семье целая династия юристов. Моя сестра адвокат, мама прокурор со стажем – долгое время работала в Люберецкой городской прокуратуре. Так что мой выбор, наверное, был закономерен.

- Ваш общий стаж работы приближается к 25 годам. Расскажите, как складывалась Ваша карьера?

- Начнем с того, что мой отец военный, и поэтому вся наша семья постоянно ездила по Советскому Союзу, какое-то время мы даже жили за границей. Наконец, в 1990 году из Свердловска мы переехали в Московскую область, в поселок Томилино. До переезда я училась в Уральской юридической академии, а приехав сюда, перевелась в Московскую юридическую академию, что на Садово-Кудринской. Кстати, это старейшее учебное заведение, которое по качеству подготовки специалистов до сих пор является одним из лучших ВУЗов России. Уже на последних курсах я начала подыскивать работу, проходила практику в частной адвокатской конторе. Какое-то время работала юристом, помощником адвоката, затем, после сдачи квалификационного экзамена, получила статус адвоката. Долгое время работала в Люберцах, в юридической консультации №23. Начиная с 2005 года и по сегодняшний день, занимаю пост Председателя коллегии адвокатов. Вот, собственно, весь мой путь. Как видите, всю жизнь я в адвокатуре, по другим специальностям никогда не работала.

- Сейчас Вы продолжаете вести дела или занимаетесь только руководящей деятельностью?

- Конечно, я веду дела. Наоборот, скорее, руководящая должность для меня на втором плане – знаете, как некая общественная нагрузка. Основная моя деятельность – это адвокатская деятельность. Я практикующий юрист, постоянно хожу в суды, иногда по нескольку раз в день.

- Есть ли у Вас какое-либо образование, помимо юридического?

- Сейчас я учусь в Институте арт-бизнеса и антиквариата. Слушаю курс «Атрибуция и экспертиза предметов антиквариата». Я очень люблю предметы старины, древности. Возможно, в дальнейшем я совмещу это хобби с работой, потому что сейчас в этой сфере наблюдается некий правовой вакуум. Учиться мне очень интересно, я только полгода как поступила и с удовольствием погружаюсь в предмет.

- Собираете какую-нибудь свою коллекцию?

- Нет, ничего конкретного я не коллекционирую. Так, занимаюсь всем понемножку. Например, очень люблю фарфор, особенно изделия советского периода – у меня есть небольшая коллекция фарфоровых олимпийских мишек. Еще я собираю старинную русскую утварь – посуду, самовары. Сейчас мы строим дом, и некоторые вещи я обязательно использую при оформлении интерьера.

- Еще Вы увлекаетесь изобразительным искусством?

- Да. У меня очень много книг и альбомов по искусству, я постоянно обновляю библиотеку. На самом деле, книги уже ставить некуда (смеется).

- Ваши любимые художники?

- Мне нравятся европейские мастера 17 века – в основном, немцы и голландцы.

- Значит, свободное время Вы проводите, просматривая атласы по мировому искусству?

- Не только (смеется). Мы с семьей много времени проводим с друзьями, путешествуем. Я очень люблю бывать на море – в Греции, Италии. Но пляжный отдых полезно чередовать с культурным или спортивным отдыхом. Если летом это море, то зимой это горные лыжи, а в межсезонье познавательные программы - интересные города, интересные музеи. Муж интересуется военной историей, поэтому иногда мы посещаем бывшие немецкие концлагеря – Дахау, Освенцим. Я, как человек, интересующийся искусством, люблю бывать в художественных галереях, например, в Дрезденской. - Еще мне почему-то кажется, что Вы хорошо готовите. - Вы угадали, это дело я очень люблю. У меня много фирменных блюд из итальянской, украинской кухни. Но больше всего нравится традиционная русская кухня – например, самые обыкновенные голубцы.

- Чем занимаются ваши дети?

- У старшего сына уже есть своя семья, недавно они с супругой подарили нам внучку. Можно сказать, что сын практически пошел по моим стопам – он работает в частной компании корпоративным юристом. А младшей дочери сейчас 14 лет, она учится в школе, занимается в балете «Todes». Не знаю, кем она будет, но мне хотелось бы, чтобы она стала искусствоведом. Мне кажется, что это интересная профессия, да и, к тому же, хватит уже юристов в семье (смеется).

- Почему?

Престижная профессия. - Просто, если она станет юристом и по каким-либо причинам не захочет работать рядом со мной, ей будет очень сложно найти хорошую работу. Как пример могу привести сына, который не захотел стать адвокатом, решив заниматься корпоративным правом и работать в частных компаниях. Как специалиста его никто не поддерживал, он везде пробивался сам.

- А какая, кстати, сейчас ситуация с трудоустройством молодежи после юридического ВУЗа? Суды ведь переполнены?

- На мой взгляд, сейчас в стране перепроизводство юристов, потому что в 90-е годы это была очень модная профессия. Если в советские времена юристов готовили всего несколько ВУЗов, то 10-15 лет назад юридические факультеты стали появляться один за другим. В результате мы имеем огромное количество юристов, и, естественно, не каждый из них обеспечен рабочим местом. Особенно это касается молодежи. Вообще это очень сложный, многогранный вопрос. Могу сказать, что со стороны адвокатского сообщества предпринимаются определенные шаги, чтобы как-то повлиять на ситуацию. Например, сейчас получить статус адвоката гораздо сложнее, чем несколько лет назад. Это правильно, потому что в профессию не должны попадать случайные люди, даже имеющие какую-либо юридическую подготовку.

- Как молодому адвокату попасть в Вашу организацию? Нужно пройти какой-то экзамен?

- Нет, экзамен адвокаты проходят в Адвокатской палате Московской области, для этого там создана специальная квалификационная комиссия. Претендент на получение статуса адвоката знакомится с правилами, опубликованными на сайте палаты, сдает документы, проходит тестирование. Если экзамен сдан, человек сам выбирает себе адвокатское образование, в котором он хотел бы работать. Что касается нашей организации, конечно, мы стараемся брать помощников, молодых адвокатов. Но сразу скажу – берем далеко не всех, потому что требования к профессиональным качествам у нас достаточно высоки. Вот сейчас в коллегии стажируется студентка одного юридического ВУЗа – думаю, в будущем из нее получится хороший специалист.

- Как, по-Вашему, должна развиваться идеальная карьера адвоката? Вот школьник поступает в престижный ВУЗ на юридический факультет… Что дальше?

- Важно еще в институте определиться со специализацией и не «разбрасываться» по другим отраслям. К окончанию ВУЗа нужно четко понимать, чего хочешь добиться и в какой сфере деятельности работать – в полиции, в суде, в частной компании, в адвокатуре и так далее. То есть, надо лишь выбрать путь и не сворачивать с него. Мне кажется, самый лучший вариант для студента – пройти на старших курсах стажерский минимум в организации, подобной нашей, потом какое-то время отработать помощником адвоката, после чего готовиться к квалификационному экзамену для получения статуса специалиста.

- Скажите, много ли у Вас друзей среди адвокатов? Мне всегда казалось, что внутри адвокатского сообщества все хорошо знают друг друга.

- Да, но только это сообщество не адвокатов, а юристов, потому что многие после института пошли по другим специальностям. Действительно, в Москве и Московской области работает очень много моих сокурсников, с которыми мы поддерживаем дружеские отношения. В частности, председатель Лыткаринского суда, Рязанцева Светлана – как и я, она окончила Уральскую юридическую академию. Манджиева Боовуль работает в Люберецком отделе Федеральной регистрационной службы, кадастра и картографии, кто-то в других организациях… Просто, когда живешь и работаешь вдалеке от ВУЗа, в котором когда-то учился, всегда с особым вниманием относишься к людям, окончившим то же учебное заведение, что и ты.

- Из-за того, что адвокат обязан хранить в тайне подробности дела клиента, Вы не можете делиться рабочими делами с близкими, так? Наверное, тяжело все держать в себе?

- Да нет, почему же, что-то мы обсуждаем. Без фамилий и имен, конечно – просто говорим о сути проблемы. Ради интереса разобрать какую-либо правовую ситуацию не является нарушением адвокатской тайны. Например, мы часто спорим с матерью. Ей, как бывшему прокурору, просто положено смотреть на вещи с обвинительным уклоном (смеется). А я, наоборот, всегда всех защищаю.

- Скажите, что чувствует адвокат, выигравший тяжелое дело?

- Удовольствие, удовлетворение, облегчение (смеется). Еще гордость, конечно. - И обратная ситуация – ведь у любого адвоката в карьере случаются проигрыши… - Правовая система несовершенна, нередко случаются судейские ошибки. Поэтому, проиграв на первом этапе, дело можно выиграть на следующем, при обжаловании в суде высшей инстанции. Конечно, обидно, когда все возможности исчерпаны, а положительного результата так и нет. Хороший адвокат каждое проигранное дело должен принимать близко к сердцу, анализировать и делать выводы. В конце концов, это тоже опыт, хоть и отрицательный.

- Существуют ли какие-либо рейтинги адвокатов, где учитываются все проигранные и выигранные дела?

- Этот вопрос я слышу не первый раз. Сразу скажу – я скептически отношусь ко всякого рода рейтингам, потому что успешность адвоката определяется тем, ходят к нему клиенты или нет. В этой сфере работает сарафанное радио, и хорошему адвокату реклама не нужна. К нему люди идут и без рейтингов, буквально передавая «из рук в руки».

- Наверняка иногда приходится защищать клиентов, действительно совершивших серьезное преступление. Никогда не бывает внутренних противоречий по этому поводу?

- К сожалению, а, может быть, и к счастью, избрав гражданско-правовую специализацию, я никогда не занималась уголовными делами. Но даже если бы и занималась, это ничего не меняло бы. В Конституции прописано: каждый человек имеет право на квалифицированную юридическую помощь. Профессия адвоката обязывает нас быть беспристрастными, абстрагироваться от личных взглядов и помогать людям. Адвокат – не судья, он только помогает свершиться правосудию.

- Несколько лет назад велись активные дебаты по поводу введения моратория на смертную казнь. У вас есть личная позиция по этому вопросу?

- Наше общество далеко от совершенства – есть и полицейский, и судебный произвол. А после применения смертной казни судебную ошибку уже невозможно исправить. Я считаю, что если Россия избрала цивилизованный путь развития, то мораторий – мера необходимая и оправданная.

- Скажите, может ли адвокат отказаться от дела?

- Нет, по закону он не имеет на это права. Приняв на себя обязательства оказать человеку квалифицированную юридическую помощь, мы уже не можем отказаться от него, пока дело не будет закончено. Либо пока сам клиент не откажется от услуг адвоката. Наша коллегия старается брать все дела, даже самые безнадежные. Если дело, мягко говоря, неперспективное, мы говорим об этом клиенту, но если он настаивает, все равно передаем дело в суд и начинаем работу.

- Адвокат – это специалист, который постоянно штудирует законодательство, работает с документами. Может быть, это тот редкий случай, когда теоретическая подготовка важнее практики?

- Да, без теории никуда, законы надо знать. Но при этом надо уметь правильно их применить. Очень часто то, что преподается в теории, совсем не так выглядит на практике. Есть даже такое понятие как «практическое применение и толкование законов». Кроме того, для адвоката важно знать, как себя вести в суде, как сказать речь, как взаимодействовать с коллегами, с судьями – это все приходит с опытом. Даже если вы вооружены базой знаний, нужно еще быть хорошим психологом.

- Вопрос из другой области. Скажите, Вы, как житель Жулебино и человек, работающий в Люберцах, хотели бы, чтобы этот город, подобно юго-западным районам был присоединен к Москве?

- Интересный вопрос (смеется). Мне кажется, что все это расширение и присоединение, мягко говоря, не до конца продумано. Я считаю, Москва должна развиваться в тех границах, которые существовали до недавнего времени, не затрагивая соседей. Каждый город самобытен и хорош по-своему, и лично мне не хотелось бы, чтобы Люберцы были поглощены Москвой.

- Расскажите, как проходит процесс работы в коллегии? Вот приходит с улицы человек, заполняет заявление…

- Нет, никакое заявление не нужно. Человек приходит, мы его выслушиваем, проводим юридический анализ и перспективы развития дела. Далее заключаем соглашение на ведение дела в суде, подбираем нужные документы. У нас всегда работают дежурные адвокаты, которые принимают клиентов без предварительной записи, что называется, «с улицы». Также, по закону мы оказываем бесплатную юридическую помощь определенным категориям граждан – инвалидам, пенсионерам, малоимущим. В любом случае не отказываем никому. Что касается специализации, то наши адвокаты работают практически по всем направлениям. Если клиенту нужен специалист в определенной узкой отрасли, например, вексельном или банковском праве, у нас есть договоренность с коллегами, которых мы привлекаем со стороны.

- А с чем чаще всего приходят люди?

- Здесь, в Люберецком районе, постоянно ведутся споры о разделе домов и земли – в основном это Малаховка, Красково, Томилино. Часто обращаются бизнес-структуры – как правило, для юридического сопровождения. Очень радует, что в последнее время граждане стали более сознательными, повысилась правовая грамотность. Если раньше к нам обращались только по факту проблемы, то теперь приходят за консультацией, дабы избежать каких-то необдуманных шагов.

- В чем преимущество работы адвоката в коллегии? Ведь он может работать в одиночку, открыв собственный адвокатский кабинет?

- На мой взгляд, работа в коллегии более качественна и результативна. Во-первых, работая в коллективе, адвокаты всегда могут посоветоваться друг с другом, обсудить какие-то проблемы действующего законодательства или судебной практики. Во-вторых, практикующий адвокат обязательно должен иметь офис, техническое оснащение, правовую базу. Кроме того, значительно легче работать, если есть помощник, секретарь, бухгалтер. В нашем случае все эти расходы берет на себя организация. Адвокат, работающий один, все организационные и финансовые вопросы решает самостоятельно. Хотя там тоже есть свои преимущества – например, отчитываться перед налоговыми органами им нужно всего лишь раз в год. Опять же, я не хочу ничего плохого сказать в адрес моих коллег, но бывают разные ситуации, нюансы. Например, специалистов, работающих в одиночку, бывает тяжело найти, ведь адвокатские кабинеты регистрируются по месту жительства, которое в любой момент можно поменять. И некоторые адвокаты не всегда добросовестно этим правом пользуются. В целом, это мое личное мнение, по сравнению с адвокатским кабинетом, коллегия – организация более значимая, престижная и результативная.

- Привлекают ли вас как специалистов (я говорю о коллегии в целом) к разработке законов, может быть, учитывается ваше экспертное мнение?

- Да, подобная практика есть. Мы принимаем участие в конференциях, собраниях, которые проводятся нашей головной организацией – Адвокатской палатой Московской области. Там мы можем выступать со своими предложениями, вопросами. Порой к нашим словам прислушиваются и выносят обсуждение на более высокий уровень.

- Расскажите, что Вам не нравится в профессии? Наверняка ведь есть какие-то вещи, которые хотелось бы изменить?

- В целом мне нравится все – я бы не работала здесь столько лет, если бы что-то не устраивало. Скорее, есть некоторые пожелания к системе в целом. Например, я считаю, что интересы клиентов в суде должны представлять исключительно профессиональные адвокаты, а не просто юристы, только что закончившие институт. Просто есть «специалисты», которые бросают тень на все адвокатское сообщество. И если Верховный Арбитражный суде лоббирует присутствие только профессиональных адвокатов, то в судах общей юрисдикции, общегражданских судах такого почему-то еще нет. Мне кажется, в этом отношении нам нужно использовать опыт западных стран. Там давно принято, что представлять интересы граждан в суде могут только адвокаты и никто другой.

- Какой вы видите коллегию адвокатов через несколько лет? Это уже устоявшаяся структура или впереди развитие, рост?

- В адвокатуре и вообще в юриспруденции не развиваться нельзя. В этой профессии постоянно нужно что-то учить. Вот, например, скоро принимается новый Гражданский Кодекс – мы все дружно будем его штудировать (смеется). Я считаю, чем сидеть на месте, гораздо лучше двигаться вперед, развиваться, учиться, прислушиваться к чему-то новому. Именно поэтому мы с коллегами постоянно посещаем обучающие семинары, конференции. Совсем недавно, например, проходили месячное обучение по профессии медиации.

- Медиации?

- Да, это новое направление, смежное с адвокатской деятельностью. Если вкратце, медиация – это альтернативное урегулирование споров с участием третьей нейтральной стороны. Буквально в 2010 году был принят Федеральный закон «О медиации» – документ, на мой взгляд, очень полезный для страны. Он позволит разгрузить нашу судебную систему за счет урегулирования конфликтов до суда. Я думаю, что в ближайшее время мы будем активно развивать именно это направление. Что касается других планов, то сейчас мы думаем над созданием правового центра. Возможно, даже с выходом на международный уровень. - Светлана Георгиевна, спасибо за беседу! Текст: Александр Волчан Фотографии: из личтоно архива Светланы Георгиевны
Поделиться:

15.08.2012

Вернуться к списку новостей

  

Оставить отзыв

Заголовок:
Имя:
E-Mail:
Сообщение:
 

Наши издания

  • Раменское/Жуковский
  • Люберцы

Светлана Георгиевна Бурцева


Светлана Георгиевна Бурцева:
Дата рождения: 17.07.1966г Должность: Председатель Президиума «Люберецкой коллегии адвокатов»
Образование: высшее юридическое. Московская государственная юридическая академия им. О.Е. Кутафина Хобби, увлечения: антиквариат, искусство






Одна из старейших адвокатских организаций в городе – «Люберецкая коллегия адвокатов» - много раз меняла свое название. Начав свою деятельность еще в начале 90-х, она является одной из самых уважаемых и опытных организаций в сфере юриспруденции и адвокатуры.

- Светлана Георгиевна, здравствуйте. Расскажите, что такое «Люберецкая коллегия адвокатов», и когда была образована данная структура?

- Наша коллегия – это некоммерческое образование, основанное на членстве адвокатов. Мы были образованы на базе юридической консультации №23, которая являлась структурным подразделением Московской областной коллегии адвокатов. Когда вышел Федеральный закон №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» все адвокатские образования должны были пройти реорганизацию и изменить свой статус в соответствии с указанным законом. Именно тогда, 5 июня 2005 года и образовалась «Люберецкая коллегия адвокатов».

- То есть, до 2005 года вы существовали под другим названием?

- Да, наша история началась еще в 1993 году. Таким образом, на сегодняшний день мы являемся старейшим адвокатским образованием в Люберецком районе. Конечно, это повод для гордости.

- Как правильно звучит Ваша должность?

- Я являюсь Председателем Президиума коллегии. Так исторически сложилось, что здесь нет ни директора, ни руководителя. Коллегия управляется Президиумом, во главе которого стоит председатель. Должность эта выборная – по уставу председателя избирают сроком на три года.

- Почему Вы решили стать адвокатом?

- Не знаю, мне всегда нравилась эта профессия. Я даже никогда не задумывалась над этим вопросом, если честно. Метаний с выбором профессии у меня не было. Наверное, это связано с тем, что у нас в семье целая династия юристов. Моя сестра адвокат, мама прокурор со стажем – долгое время работала в Люберецкой городской прокуратуре. Так что мой выбор, наверное, был закономерен.

- Ваш общий стаж работы приближается к 25 годам. Расскажите, как складывалась Ваша карьера?

- Начнем с того, что мой отец военный, и поэтому вся наша семья постоянно ездила по Советскому Союзу, какое-то время мы даже жили за границей. Наконец, в 1990 году из Свердловска мы переехали в Московскую область, в поселок Томилино. До переезда я училась в Уральской юридической академии, а приехав сюда, перевелась в Московскую юридическую академию, что на Садово-Кудринской. Кстати, это старейшее учебное заведение, которое по качеству подготовки специалистов до сих пор является одним из лучших ВУЗов России. Уже на последних курсах я начала подыскивать работу, проходила практику в частной адвокатской конторе. Какое-то время работала юристом, помощником адвоката, затем, после сдачи квалификационного экзамена, получила статус адвоката. Долгое время работала в Люберцах, в юридической консультации №23. Начиная с 2005 года и по сегодняшний день, занимаю пост Председателя коллегии адвокатов. Вот, собственно, весь мой путь. Как видите, всю жизнь я в адвокатуре, по другим специальностям никогда не работала.

- Сейчас Вы продолжаете вести дела или занимаетесь только руководящей деятельностью?

- Конечно, я веду дела. Наоборот, скорее, руководящая должность для меня на втором плане – знаете, как некая общественная нагрузка. Основная моя деятельность – это адвокатская деятельность. Я практикующий юрист, постоянно хожу в суды, иногда по нескольку раз в день.

- Есть ли у Вас какое-либо образование, помимо юридического?

- Сейчас я учусь в Институте арт-бизнеса и антиквариата. Слушаю курс «Атрибуция и экспертиза предметов антиквариата». Я очень люблю предметы старины, древности. Возможно, в дальнейшем я совмещу это хобби с работой, потому что сейчас в этой сфере наблюдается некий правовой вакуум. Учиться мне очень интересно, я только полгода как поступила и с удовольствием погружаюсь в предмет.

- Собираете какую-нибудь свою коллекцию?

- Нет, ничего конкретного я не коллекционирую. Так, занимаюсь всем понемножку. Например, очень люблю фарфор, особенно изделия советского периода – у меня есть небольшая коллекция фарфоровых олимпийских мишек. Еще я собираю старинную русскую утварь – посуду, самовары. Сейчас мы строим дом, и некоторые вещи я обязательно использую при оформлении интерьера.

- Еще Вы увлекаетесь изобразительным искусством?

- Да. У меня очень много книг и альбомов по искусству, я постоянно обновляю библиотеку. На самом деле, книги уже ставить некуда (смеется).

- Ваши любимые художники?

- Мне нравятся европейские мастера 17 века – в основном, немцы и голландцы.

- Значит, свободное время Вы проводите, просматривая атласы по мировому искусству?

- Не только (смеется). Мы с семьей много времени проводим с друзьями, путешествуем. Я очень люблю бывать на море – в Греции, Италии. Но пляжный отдых полезно чередовать с культурным или спортивным отдыхом. Если летом это море, то зимой это горные лыжи, а в межсезонье познавательные программы - интересные города, интересные музеи. Муж интересуется военной историей, поэтому иногда мы посещаем бывшие немецкие концлагеря – Дахау, Освенцим. Я, как человек, интересующийся искусством, люблю бывать в художественных галереях, например, в Дрезденской. - Еще мне почему-то кажется, что Вы хорошо готовите. - Вы угадали, это дело я очень люблю. У меня много фирменных блюд из итальянской, украинской кухни. Но больше всего нравится традиционная русская кухня – например, самые обыкновенные голубцы.

- Чем занимаются ваши дети?

- У старшего сына уже есть своя семья, недавно они с супругой подарили нам внучку. Можно сказать, что сын практически пошел по моим стопам – он работает в частной компании корпоративным юристом. А младшей дочери сейчас 14 лет, она учится в школе, занимается в балете «Todes». Не знаю, кем она будет, но мне хотелось бы, чтобы она стала искусствоведом. Мне кажется, что это интересная профессия, да и, к тому же, хватит уже юристов в семье (смеется).

- Почему?

Престижная профессия. - Просто, если она станет юристом и по каким-либо причинам не захочет работать рядом со мной, ей будет очень сложно найти хорошую работу. Как пример могу привести сына, который не захотел стать адвокатом, решив заниматься корпоративным правом и работать в частных компаниях. Как специалиста его никто не поддерживал, он везде пробивался сам.

- А какая, кстати, сейчас ситуация с трудоустройством молодежи после юридического ВУЗа? Суды ведь переполнены?

- На мой взгляд, сейчас в стране перепроизводство юристов, потому что в 90-е годы это была очень модная профессия. Если в советские времена юристов готовили всего несколько ВУЗов, то 10-15 лет назад юридические факультеты стали появляться один за другим. В результате мы имеем огромное количество юристов, и, естественно, не каждый из них обеспечен рабочим местом. Особенно это касается молодежи. Вообще это очень сложный, многогранный вопрос. Могу сказать, что со стороны адвокатского сообщества предпринимаются определенные шаги, чтобы как-то повлиять на ситуацию. Например, сейчас получить статус адвоката гораздо сложнее, чем несколько лет назад. Это правильно, потому что в профессию не должны попадать случайные люди, даже имеющие какую-либо юридическую подготовку.

- Как молодому адвокату попасть в Вашу организацию? Нужно пройти какой-то экзамен?

- Нет, экзамен адвокаты проходят в Адвокатской палате Московской области, для этого там создана специальная квалификационная комиссия. Претендент на получение статуса адвоката знакомится с правилами, опубликованными на сайте палаты, сдает документы, проходит тестирование. Если экзамен сдан, человек сам выбирает себе адвокатское образование, в котором он хотел бы работать. Что касается нашей организации, конечно, мы стараемся брать помощников, молодых адвокатов. Но сразу скажу – берем далеко не всех, потому что требования к профессиональным качествам у нас достаточно высоки. Вот сейчас в коллегии стажируется студентка одного юридического ВУЗа – думаю, в будущем из нее получится хороший специалист.

- Как, по-Вашему, должна развиваться идеальная карьера адвоката? Вот школьник поступает в престижный ВУЗ на юридический факультет… Что дальше?

- Важно еще в институте определиться со специализацией и не «разбрасываться» по другим отраслям. К окончанию ВУЗа нужно четко понимать, чего хочешь добиться и в какой сфере деятельности работать – в полиции, в суде, в частной компании, в адвокатуре и так далее. То есть, надо лишь выбрать путь и не сворачивать с него. Мне кажется, самый лучший вариант для студента – пройти на старших курсах стажерский минимум в организации, подобной нашей, потом какое-то время отработать помощником адвоката, после чего готовиться к квалификационному экзамену для получения статуса специалиста.

- Скажите, много ли у Вас друзей среди адвокатов? Мне всегда казалось, что внутри адвокатского сообщества все хорошо знают друг друга.

- Да, но только это сообщество не адвокатов, а юристов, потому что многие после института пошли по другим специальностям. Действительно, в Москве и Московской области работает очень много моих сокурсников, с которыми мы поддерживаем дружеские отношения. В частности, председатель Лыткаринского суда, Рязанцева Светлана – как и я, она окончила Уральскую юридическую академию. Манджиева Боовуль работает в Люберецком отделе Федеральной регистрационной службы, кадастра и картографии, кто-то в других организациях… Просто, когда живешь и работаешь вдалеке от ВУЗа, в котором когда-то учился, всегда с особым вниманием относишься к людям, окончившим то же учебное заведение, что и ты.

- Из-за того, что адвокат обязан хранить в тайне подробности дела клиента, Вы не можете делиться рабочими делами с близкими, так? Наверное, тяжело все держать в себе?

- Да нет, почему же, что-то мы обсуждаем. Без фамилий и имен, конечно – просто говорим о сути проблемы. Ради интереса разобрать какую-либо правовую ситуацию не является нарушением адвокатской тайны. Например, мы часто спорим с матерью. Ей, как бывшему прокурору, просто положено смотреть на вещи с обвинительным уклоном (смеется). А я, наоборот, всегда всех защищаю.

- Скажите, что чувствует адвокат, выигравший тяжелое дело?

- Удовольствие, удовлетворение, облегчение (смеется). Еще гордость, конечно. - И обратная ситуация – ведь у любого адвоката в карьере случаются проигрыши… - Правовая система несовершенна, нередко случаются судейские ошибки. Поэтому, проиграв на первом этапе, дело можно выиграть на следующем, при обжаловании в суде высшей инстанции. Конечно, обидно, когда все возможности исчерпаны, а положительного результата так и нет. Хороший адвокат каждое проигранное дело должен принимать близко к сердцу, анализировать и делать выводы. В конце концов, это тоже опыт, хоть и отрицательный.

- Существуют ли какие-либо рейтинги адвокатов, где учитываются все проигранные и выигранные дела?

- Этот вопрос я слышу не первый раз. Сразу скажу – я скептически отношусь ко всякого рода рейтингам, потому что успешность адвоката определяется тем, ходят к нему клиенты или нет. В этой сфере работает сарафанное радио, и хорошему адвокату реклама не нужна. К нему люди идут и без рейтингов, буквально передавая «из рук в руки».

- Наверняка иногда приходится защищать клиентов, действительно совершивших серьезное преступление. Никогда не бывает внутренних противоречий по этому поводу?

- К сожалению, а, может быть, и к счастью, избрав гражданско-правовую специализацию, я никогда не занималась уголовными делами. Но даже если бы и занималась, это ничего не меняло бы. В Конституции прописано: каждый человек имеет право на квалифицированную юридическую помощь. Профессия адвоката обязывает нас быть беспристрастными, абстрагироваться от личных взглядов и помогать людям. Адвокат – не судья, он только помогает свершиться правосудию.

- Несколько лет назад велись активные дебаты по поводу введения моратория на смертную казнь. У вас есть личная позиция по этому вопросу?

- Наше общество далеко от совершенства – есть и полицейский, и судебный произвол. А после применения смертной казни судебную ошибку уже невозможно исправить. Я считаю, что если Россия избрала цивилизованный путь развития, то мораторий – мера необходимая и оправданная.

- Скажите, может ли адвокат отказаться от дела?

- Нет, по закону он не имеет на это права. Приняв на себя обязательства оказать человеку квалифицированную юридическую помощь, мы уже не можем отказаться от него, пока дело не будет закончено. Либо пока сам клиент не откажется от услуг адвоката. Наша коллегия старается брать все дела, даже самые безнадежные. Если дело, мягко говоря, неперспективное, мы говорим об этом клиенту, но если он настаивает, все равно передаем дело в суд и начинаем работу.

- Адвокат – это специалист, который постоянно штудирует законодательство, работает с документами. Может быть, это тот редкий случай, когда теоретическая подготовка важнее практики?

- Да, без теории никуда, законы надо знать. Но при этом надо уметь правильно их применить. Очень часто то, что преподается в теории, совсем не так выглядит на практике. Есть даже такое понятие как «практическое применение и толкование законов». Кроме того, для адвоката важно знать, как себя вести в суде, как сказать речь, как взаимодействовать с коллегами, с судьями – это все приходит с опытом. Даже если вы вооружены базой знаний, нужно еще быть хорошим психологом.

- Вопрос из другой области. Скажите, Вы, как житель Жулебино и человек, работающий в Люберцах, хотели бы, чтобы этот город, подобно юго-западным районам был присоединен к Москве?

- Интересный вопрос (смеется). Мне кажется, что все это расширение и присоединение, мягко говоря, не до конца продумано. Я считаю, Москва должна развиваться в тех границах, которые существовали до недавнего времени, не затрагивая соседей. Каждый город самобытен и хорош по-своему, и лично мне не хотелось бы, чтобы Люберцы были поглощены Москвой.

- Расскажите, как проходит процесс работы в коллегии? Вот приходит с улицы человек, заполняет заявление…

- Нет, никакое заявление не нужно. Человек приходит, мы его выслушиваем, проводим юридический анализ и перспективы развития дела. Далее заключаем соглашение на ведение дела в суде, подбираем нужные документы. У нас всегда работают дежурные адвокаты, которые принимают клиентов без предварительной записи, что называется, «с улицы». Также, по закону мы оказываем бесплатную юридическую помощь определенным категориям граждан – инвалидам, пенсионерам, малоимущим. В любом случае не отказываем никому. Что касается специализации, то наши адвокаты работают практически по всем направлениям. Если клиенту нужен специалист в определенной узкой отрасли, например, вексельном или банковском праве, у нас есть договоренность с коллегами, которых мы привлекаем со стороны.

- А с чем чаще всего приходят люди?

- Здесь, в Люберецком районе, постоянно ведутся споры о разделе домов и земли – в основном это Малаховка, Красково, Томилино. Часто обращаются бизнес-структуры – как правило, для юридического сопровождения. Очень радует, что в последнее время граждане стали более сознательными, повысилась правовая грамотность. Если раньше к нам обращались только по факту проблемы, то теперь приходят за консультацией, дабы избежать каких-то необдуманных шагов.

- В чем преимущество работы адвоката в коллегии? Ведь он может работать в одиночку, открыв собственный адвокатский кабинет?

- На мой взгляд, работа в коллегии более качественна и результативна. Во-первых, работая в коллективе, адвокаты всегда могут посоветоваться друг с другом, обсудить какие-то проблемы действующего законодательства или судебной практики. Во-вторых, практикующий адвокат обязательно должен иметь офис, техническое оснащение, правовую базу. Кроме того, значительно легче работать, если есть помощник, секретарь, бухгалтер. В нашем случае все эти расходы берет на себя организация. Адвокат, работающий один, все организационные и финансовые вопросы решает самостоятельно. Хотя там тоже есть свои преимущества – например, отчитываться перед налоговыми органами им нужно всего лишь раз в год. Опять же, я не хочу ничего плохого сказать в адрес моих коллег, но бывают разные ситуации, нюансы. Например, специалистов, работающих в одиночку, бывает тяжело найти, ведь адвокатские кабинеты регистрируются по месту жительства, которое в любой момент можно поменять. И некоторые адвокаты не всегда добросовестно этим правом пользуются. В целом, это мое личное мнение, по сравнению с адвокатским кабинетом, коллегия – организация более значимая, престижная и результативная.

- Привлекают ли вас как специалистов (я говорю о коллегии в целом) к разработке законов, может быть, учитывается ваше экспертное мнение?

- Да, подобная практика есть. Мы принимаем участие в конференциях, собраниях, которые проводятся нашей головной организацией – Адвокатской палатой Московской области. Там мы можем выступать со своими предложениями, вопросами. Порой к нашим словам прислушиваются и выносят обсуждение на более высокий уровень.

- Расскажите, что Вам не нравится в профессии? Наверняка ведь есть какие-то вещи, которые хотелось бы изменить?

- В целом мне нравится все – я бы не работала здесь столько лет, если бы что-то не устраивало. Скорее, есть некоторые пожелания к системе в целом. Например, я считаю, что интересы клиентов в суде должны представлять исключительно профессиональные адвокаты, а не просто юристы, только что закончившие институт. Просто есть «специалисты», которые бросают тень на все адвокатское сообщество. И если Верховный Арбитражный суде лоббирует присутствие только профессиональных адвокатов, то в судах общей юрисдикции, общегражданских судах такого почему-то еще нет. Мне кажется, в этом отношении нам нужно использовать опыт западных стран. Там давно принято, что представлять интересы граждан в суде могут только адвокаты и никто другой.

- Какой вы видите коллегию адвокатов через несколько лет? Это уже устоявшаяся структура или впереди развитие, рост?

- В адвокатуре и вообще в юриспруденции не развиваться нельзя. В этой профессии постоянно нужно что-то учить. Вот, например, скоро принимается новый Гражданский Кодекс – мы все дружно будем его штудировать (смеется). Я считаю, чем сидеть на месте, гораздо лучше двигаться вперед, развиваться, учиться, прислушиваться к чему-то новому. Именно поэтому мы с коллегами постоянно посещаем обучающие семинары, конференции. Совсем недавно, например, проходили месячное обучение по профессии медиации.

- Медиации?

- Да, это новое направление, смежное с адвокатской деятельностью. Если вкратце, медиация – это альтернативное урегулирование споров с участием третьей нейтральной стороны. Буквально в 2010 году был принят Федеральный закон «О медиации» – документ, на мой взгляд, очень полезный для страны. Он позволит разгрузить нашу судебную систему за счет урегулирования конфликтов до суда. Я думаю, что в ближайшее время мы будем активно развивать именно это направление. Что касается других планов, то сейчас мы думаем над созданием правового центра. Возможно, даже с выходом на международный уровень. - Светлана Георгиевна, спасибо за беседу! Текст: Александр Волчан Фотографии: из личтоно архива Светланы Георгиевны
Поделиться:

15.08.2012

Вернуться к списку новостей

  

Оставить отзыв

Заголовок:
Имя:
E-Mail:
Сообщение:
 

реклама

  • image
  • image
Google+