Новости Раменское

Борис Соколовский — Коллекционер впечатлений


Борис Соколовский

Резюме

Борис Петрович Соколовский

«Галерея авторских вещей»

Дата рождения: 24 сентября 1944 года

Образование: МЭИ, Школа журналистского мастерства

Увлечения: фотография, дизайн

Сегодня мы в гостях у Бориса Петровича Соколовского, в прошлом - журналиста, а ныне – хозяина «Галереи авторских вещей». Он вдоль и поперек объездил шестую часть планеты и в итоге пришел к тому, чем занимается и по сей день, – коллекционированием редких авторских вещей. Борис Петрович - человек необычайной эрудиции - провел для нас интереснейшую экскурсию по галерее и рассказал о предметах, выставленных на продажу. Венгерский фарфор, дизайнерская одежда из Литвы, репродукции картин тибетских художников – это лишь малая часть того, что можно здесь приобрести.

- Борис Петрович, уже через несколько минут после знакомства с Вами возникает ощущение, что коллекционированием Вы занимаетесь очень давно.

- Так и есть. На протяжении ряда лет я работал журналистом – тогда-то у меня и появилась возможность
изучать страну. Мне довелось посетить практически все республики СССР, и каждая оставила в моей душе неизгладимый отпечаток.

- Не знал, что мы с Вами коллеги. В каком направлении Вы работали?

- Журналист, как правило, работает в разных направлениях, ищет себя. А потом уже выбирает специализацию, руководствуясь своими интересами, тем, что ему больше нравится.

Изначально я работал в разных газетах, в частности, вел колонку в «Московской правде». Затем перешел на радио «Юность» и несколько лет принимал участие в создании программы «БАМ», посвященной строителям Байкало-Амурской магистрали – тогда ее называли стройкой века. В те края ехало много молодежи, и БАМ был окружен неким ореолом романтики. В нашей передаче сквозила задушевная бардовская нотка. Меня неоднократно посылали на эту стройку в командировки, и я всегда соглашался, потому что любил путешествовать. Страсть к перемене мест есть у многих людей, но не всем удается ее реализовать. Зачастую люди выезжают в одну и ту же страну, на одни и те же курорты и, к сожалению, получают мало впечатлений.

Мне как журналисту всегда хотелось открыть, рассказать людям о чём-то новом, доселе невиданном. Так, я часто ездил в командировки, например, только для того, чтобы пообщаться с каким-то определенным художником. Бывало, сидишь в поезде, смотришь на соседей и думаешь: «вот вы так и будете сидеть в купе, проедете мимо этой станции и ничего так и не узнаете». А я сойду, встречусь с художником, сделаю фотографии, напишу материал и познакомлю людей с настоящим сокровищем.

- За границу удавалось выезжать?

- Уже позже, после распада СССР. Я благодарен Богу и судьбе за то, что у меня был такой период жизни, когда я буквально физически ощутил масштабы нашей страны. Представьте, Вы летите в Сибирь, летите долго. Внизу проносятся огромные пространства, и вы понимаете, насколько Москва и близлежащие регионы малы по сравнению с тем, что у нас есть. Наша страна – это огромные территории, где живут миллионы людей, каждый - со своей судьбой. После таких поездок появлялась «космичность» восприятия своей страны. А общение с обычными людьми помогало это ощущение «заземлить»: постараться понять их характеры, менталитет. Путешествия давали возможность проникнуться прелестью природы, увидеть памятники культуры и истории, древние храмы. Считаю, что через эти разнообразные впечатления я себя воспитал, у меня есть ощущение богатства, разнообразия мира. С этим я постепенно и пришел к тому, чем занимаюсь сегодня.

Изначально, работая как журналист над разными темами, я сузил их круг к тому, что меня больше всего интересовало - к первородному творчеству. Со временем я стал ездить не просто в служебные командировки, а в экспедиции со специалистами по фольклору - было очень интересно! Помню, как в Якутии шаманы устраивали для нас свои ритуальные танцы.

Также меня всегда интересовали народные мастера – резчики по дереву, кузнецы, керамисты. Через некоторое время я начал работать в специализированном журнале, который писал о самодеятельных художниках. Я по всей стране искал мастеров, ехал к ним, жил там, запечатлевал жизнь этих людей на пленку. Изучая процесс изготовления, пытался даже что-то сделать сам.

Особенно меня привлекало искусство керамики, потому что, на мой взгляд, оно - наиболее первородное, создаваемое при помощи двух стихий – земли и огня. Своими изделиями наиболее славятся мастера из Прибалтики - там керамику очень любят и ценят.

- А сейчас уже не возвращаетесь к журналистской деятельности?

- Иногда я пишу тексты рекламного характера, а также аннотации к изделиям. Я собрал достаточно серьезный материал по фарфору, из которого хотелось бы сделать что-то вроде энциклопедии. Но пока на это времени не хватает.

- Какое Вы получили образование?

- Образование я получал из книг. Всегда много читал и ходил в библиотеку. Недавно я даже дал себе зарок не покупать новых книг, потому что дома лежат кипы непрочитанных ранее. Что касается официального образования, то я окончил Институт журналистского мастерства при
Союзе журналистов – просто для того, чтобы иметь диплом. Еще у меня есть техническое образование. Я учился в Московском Энергетическом институте и имею диплом инженера. На мой взгляд, техническое образование развивает логическое мышление и умение решать поставленные задачи.

- Чем Вы больше всего гордитесь в галерее?

- Вот, например, за вашей спиной на полке стоит фарфор марки «Herend» - это потрясающая венгерская мануфактура с колоссальной родословной. Слово мануфактура уже подразумевает ручную работу. Данный вид фарфора считается не просто одним из самых красивейших мировых фарфоров, но и одним из самых статусных. Существуют определенные нормы этикета при Королевских Дворах, по которым за стол нельзя поставить первую попавшуюся вещь. Так вот, фарфор
имеет наибольшую представительскую функцию, и его марка должна иметь определенный статус. «Herend» имеет мировую известность с 1850 года, когда на промышленной выставке в Лондоне эту молодую мануфактуру отметила Королева Виктория. Она заказала компании дворцовый сервиз, и с этого момента началась слава «Herend». Они достаточно успешно развивались, и сейчас их изделия заказывают и Английский Королевский Двор, и Японский Императорский Двор, и султан Брунея, и многие другие.

Каждое изделие, в том числе и то, которое находится в нашем магазине, имеет свой номер в каталоге. Этот фарфор не поставляется во все магазины. Помню, когда он только появился у меня, к нам приезжали представители фирмы «Herend» и проверяли, достойна ли галерея выставлять их марку. Иначе его просто не продадут ни за какие деньги. Более того, вы за ним еще будете стоять в очереди.

- Вы настоящий специалист по фарфору!

- Действительно, люблю фарфор, ведь это настоящее произведение искусства. Интересно, что располагая большими деньгами, можно построить фарфоровый завод, но не получится сразу начать производить отменный фарфор. Для этого нужно будет вырастить поколение художников и мастеров.

Сейчас продаётся много дешевого фарфора, особенно китайского, но он несет лишь утилитарную функцию – просто выпить чаю, к примеру. А ведь есть еще эстетическая функция, присущая только фарфору высокого класса. Вот его уже можно поставить за стекло, показывать гостям, передавать по наследству как фамильную ценность.

В течение целых четырнадцати лет у меня была галерея эксклюзивного фарфора и керамики на Таганке. За это время я убедился, что в Москве не любят и не знают ни керамики, ни фарфора. Пришлось прикладывать много усилий, чтобы не стать мизантропом. Понимаете, в витрине стоят шедевры редчайшей красоты, а люди не могут понять и оценить. Если видят изделия сине-белого цвета, сразу говорят, что это Гжель, хотя сине-белый фарфор пришел к нам из Китая. Но я перестал осуждать людей за незнание подобных вещей - возраст уже не тот. Ну, нет у них этой культуры, и тут уже ничего не поделаешь.

- Галерея на Таганке еще существует?

- Нет. Сейчас я работаю над другим проектом – «Галереей духовного искусства». Она находится при храме. Там собраны вещи, посвященные духовной тематике. А магазин, в котором мы сейчас находимся, тоже что-то вроде галереи - здесь собраны картины, авторские изделия, настоящие произведения искусства. Есть много вещей, привезенных мною из экспедиций, и почти все они эксклюзивные, существуют в одном экземпляре.

- Не жалко расставаться с такими вещами?

- Нет. Коллекционирование мне уже не так интересно, как раньше. Сейчас я читаю много духовной литературы, и многие коллекции из дома перекочевывают в магазин. Есть такое изречение: «нагим пришел ты в этот мир, нагим ты и уйдешь». А вещи будут жить дальше. К тому же, покупают их люди знающие и отдающие себе отчет, какое изделие попало им в руки. Кроме того, мы всегда стараемся написать к тому или иному предмету его родословную - своеобразную аннотацию, историю вещи.

Свои работы в галерею приносят люди, с которыми мы сотрудничаем – мастера, художники. В силу того, что наш основной контингент составляют женщины, мы завели отдел дизайнерской одежды. В основном, работаем с московскими специалистами, но есть женщина-дизайнер из Литвы, которая делает удивительные винтажные украшения. Одним словом, мы представляем ручные работы высокого уровня, не штамповку.

- Правильно ли я понимаю, что представленный в галерее ассортимент вещей как бы отражает Ваш взгляд на мир?

- Да. Ведь можно оптом закупить продукцию, открыть магазин и продавать, но это будет - неинтересно. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить время на подобные вещи. Даже если подобная торговля и приносит хорошие деньги.

Мы предлагаем людям неординарные, нетиражные вещи. Для тех, кто не хотел бы использовать ни в одежде, ни в быту то, что выпускается огромными тиражами. Я абсолютно убежден - все, что производится в больших количествах, не имеет индивидуальности. А в любом предмете интересны именно те свойства, которые можно рассматривать,
изучать. То, что одухотворено человеческими руками, во что вложена душа. Особенно это важно в эпоху глобализации и обезличивания, когда индивидуальность человека растворяется.

- Вы сказали, что много путешествуете. Какие страны, места любите больше всего?

- Пожалуй, это Венеция. Удивительный город-чудо, который, в принципе, не должен существовать. У меня был момент озарения во время одной из экскурсий, когда я выглянул в окно первого этажа и увидел воду. Помню, подумал тогда: «Господи, у этих людей ничего нет, даже земли под ногами».

Мне всегда интересно в новых местах. Хочу поехать на остров Пасхи, на Камчатку в Долину гейзеров, на Байкал. Мне интереснее, конечно, путешествовать по России, потому что я более-менее разбираюсь в нашей культуре. К тому же, у нас есть много мест, где можно духовно «подзаряжаться».

- Когда появляется свободное время, как Вы предпочитаете его проводить?

- В основном, на даче. Недавно ходил на книжную ярмарку в Москве. Беру билеты в театр. Много времени провожу в своем винном клубе, который я организовал около десяти лет назад. Мы с друзьями регулярно собираемся, дегустируем вино и даже путешествуем в соответствии с нашими винными предпочтениями – в Чили, Францию, Австралию.

- Можете определить год и область, где был выращен виноград?

- Не сказал бы (смеется). Но страну определить смогу по характеру вина. Вино ведь тоже в какой-то степени произведение культуры, поэтому с этой точки зрения оно мне также интересно.

- У вас есть любимые жанры, направления в литературе, живописи?

- Что касается литературы, то я вырос на русской классике XIX века – Куприне, Чехове, Толстом. Мы до сих пор пользуемся словарем именно этих людей. Нового Пушкина, который перевел бы наш язык на ступень выше, пока не появилось. Есть много современных писателей и поэтов, которые мне близки – Юрий Нагибин, например. Но художественную литературу я читаю реже – в основном, все-таки, специализированную.

В живописи я всегда увлекался и увлекаюсь до сих пор так называемыми художниками второй половины жизни. Их чудо в том, что человек до определенного момента живет обычной жизнью, а потом будто что-то происходит – он начинает писать картины, создавать скульптуры. Как вулкан. Это самобытный мастер – он не учился в художественной школе, и у него нет необходимости зарабатывать этим на хлеб. В отличие от профессионала, это «чистый» художник.

- Чем занимаются ваши дети? Вы их тоже стараетесь приобщить к искусству?

- В какой-то степени, да. Старший сын живет в Таиланде, водит туристические группы по интересным местам и одновременно издает журнал о стране. Он много путешествует, в том числе и автостопом. Дочь работает дизайнером в Дании. А младших детей я часто привожу сюда и, конечно, стараюсь их как-то направлять.

- Что бы Вы хотели научиться делать из того, что пока не умеете?

- Фотография – моя любовь с раннего детства. Наверное, если бы я не стал заниматься тем, чем занимаюсь сейчас, стал бы фотографом. Я всегда хотел и хочу быть профессионалом в этой сфере. Вспоминается фраза из «Фауста» - «Остановись, мгновенье! Ты прекрасно». Я предпочитаю снимать природу, городская съемка меня не очень привлекает, хотя она тоже по-своему интересна. Ещё волнуют социальные темы.

- Вы сказали, что пишете аннотации; опишите, пожалуйста, Вашу деятельность в нескольких словах.

- Я сравниваю себя с кладоискателем, который всю жизнь ищет самородки и красивые камни и выставляет их на обзор публики. Есть предприниматели, которые ставят главной целью заработать как можно больше денег. А я принадлежу к той породе предпринимателей, которые стремятся донести до мира свое богатство, то, что собирал в течение всей жизни.

- Борис Петрович, спасибо за интересную беседу!

Текст: Александр Волчан

Галерея находится по адресу:

Люберцы, Волковская, 67
(Губернская книжная ярмарка)

8-915-206-95-40


Поделиться:

10.08.2012

Вернуться к списку новостей

  

Оставить отзыв

Заголовок:
Имя:
E-Mail:
Сообщение:
 

реклама

    • image
    • image
Google+