Новости Раменское

Эдуард Евгеньевич Семенов


Главный редактор медиагруппы «Жукинформ», руководитель проекта «Жуковский музей истории покорения неба».

Дата рождения: 7 декабря 1969 г.

Образование: Факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, ВГИК им. С.А. Герасимова (сценарный факультет, не окончен), МИМ ЛИНК (Президентская программа).

Хобби: писательство, кино, путешествия, боевые искусства, скалолазание, йога, турник.

В этом номере мы хотим познакомить вас с удивительной личностью, с человеком, по его собственному выражению, «со смешной историей». Сегодня Эдуард Евгеньевич Семенов проводит экскурсии в Жуковском музее истории покорения неба, но этим профессии, которыми он владеет, не ограничиваются. Чем только не занимался Эдуард! Спортсмен, журналист, тренер по самообороне, сценарист, режиссер, продюсер, актер, дизайнер, писатель, историк-краевед и даже … руководитель поискового отряда – это все о нем.

- Эдуард Евгеньевич, расскажите, откуда Вы родом, где родились и выросли?

- Все свои 42 года я прожил в селе Быково Раменского района. Покидал родину только когда был в армии, а также во время командировок, путешествуя по стране и миру корреспондентом той или иной газеты. Меня вполне можно считать сельским жителем. Правда, с городским подтекстом, так как культурную подпитку я всегда получал в Жуковском.

- Учились Вы в Быковской школе?

- Да, потом – еще два класса в Ильинской школе № 25. После школы я не определился с профессией, и пошел в НИИ Приборостроения, где стал регулировщиком радиоаппаратуры. Работал там до армии, параллельно учась на курсах немецкого языка в институте иностранных языков им. Мориса Тореза. Правда, попытка поступить туда была неудачной.

- Почему не поступили?

- Несмотря на то, что язык мне преподавала Ирина Анатольевна Булыгина, заслуженный учитель СССР, к иностранным языкам я оказался не расположен, чего нельзя сказать о русском языке, литературе и истории. Вообще я всегда был «гуманитарием», сочинения писал только на пять. Был редактором школьной стенгазеты, боевого листка в армии. В школе у нас были замечательные учителя: Таисия Васильевна Ус, преподаватель русского языка и литературы, первая заметила во мне страсть к сочинительству. Анна Абрамовна Ништ, знаменитый на весь Раменский район учитель истории (именно она написала историю села Быково), вела у нас факультативы, учила понимать историю.

- Итак, после неудачной попытки поступить в ВУЗ, Вы пошли в армию. Где служили?

- Войска связи ракетных войск стратегического назначения. Первые полгода я провел в учебке в Павлограде (это недалеко от Днепропетровска на Украине). И вот первый смешной поворот в моей жизни. Тогда для меня это было самое жуткое место на земле, а сейчас я понимаю, что довелось служить в уникальном историческом месте. Мы занимали казармы знаменитого полка павлоградских гусар. После Павлограда, получив «младшего сержанта», меня отправили под Лиду, город в Белоруссии, недалеко от Беловежской пущи. Та же история. Много позже я узнал, что костел, который был возле села, где я служил, является уникальным памятником архитектуры.

- Как служилось?

- Полтора года я провел в лесу на «секретной точке», начальником боевого поста, (уволился я «гвардии сержантом»). Все было серьезно. У нас даже висел плакат: «Солдат, помни, не выполнение боевой задачи – наказание семь лет тюрьмы!» Тем не менее, именно там я начал заниматься журналистикой, сотрудничать с газетой Белорусского военного округа.

- Писали «острые» статьи?

- Писал я очень активно, так, что начальство приставило ко мне личного цензора – капитана. Для меня это был способ рассказать всем о том, как мы служим. Ведь если честно, когда я уволился в запас, то оказалось, что в буквальном смысле забыл, как переходить дорогу. За время службы меня в увольнение выпускали только два раза: когда родители приезжали и друг детства, он был сотрудником КГБ, и вот с ним меня отпустили на полдня.

- Что было после армии?

- Через две недели после демобилизации я поступил на рабфак факультета журналистики МГУ.

- Сложно было поступить?

- В Союзе после армии была возможность поступить в ВУЗ без экзаменов. В МГУ была выделена квота в 100 человек, которых принимали на факультет после рабфака. Для поступления достаточно было рекомендации из газеты. Я получил ее в редакции издания в Минске. Мы были последним набором. Потом Советский Союз развалился.

- Как прошли студенческие годы?

- Это были 90-е, шальное время. К тому времени я уже обзавелся семьей, нужно было зарабатывать. Торговали водкой, иконами, пытались заработать на разнице валют. Через одного из сокурсников, который отлично знал вьетнамский, вышли на восточный ширпотреб. Помню, распространял в Жуковском партию курток с орлами на спине (смеется). Но в какой-то момент я понял, что это все бег по кругу. В конечном итоге выиграет тот, кто лучше подготовлен, кто лучше применит свои навыки. А я же учился журналистике в престижнейшем университете, умел писать, и как раз на тот период пришлось мое увлечение единоборствами.

- И как же Вам удалось соединить две эти стези?

- У меня всегда была мечта работать в «МК», и она осуществилась. Моим первым рабочим днем был день смерти Дмитрия Холодова – 17 октября 1994 года. В это же время в редакции уже работали: Саша Хинштейн, Наталья Тимакова, Марина Гриднева. Я быстро влился в коллектив. Молодые были, заводные. Потом жизнь нас раскидала по разным местам, но не думаю, что кто-то из той команды забыл наши походы в ночные клубы, корпоративы, и шашлыки в Воронцовском парке.

- Вы стали работать в отделе спорта?

- Сначала я попал в отдел культуры и светской хроники. Я был первым, кто взял интервью у Александра Невского, Хирурга, вождя «Ночных волков», Анны Семенович. Потом был отдел субботнего репортажа, где писал о спецназовцах, с которыми ходил на дело, был в Чечне и, наконец, попал в отдел спорта, где писал о единоборствах, что называется, «с колес», то есть сам выступал на турнирах различного уровня и различных стилей: джиу-джитсу, рукопашный бой, боевое самбо. И вот снова «смешной» поворот. В 1996 году меня в составе сборной России, то есть не как журналиста, а именно как спортсмена, послали в Австрию на зимние туристические игры (аналог – Олимпийских), в которых я был единственным из россиян, кто завоевал медаль. Бронзу. Но, не по единоборствам, а в беге на лыжах классическим стилем на 5 километров.

- В каких изданиях, кроме «МК», вы ещё работали?

- После «МК» я ушел в «Мегаполис-экспресс». Там я получил неоценимый опыт выдумывания «правдивых» истории: НЛО, полтергейсты, колдуны, но в тоже время продолжал писать спортивные репортажи. Также я делал материалы о единоборствах для журналов «Солдат удачи», «Русский стиль».

Вообще это было фантастическое время: я был уже достаточно известным спортивным журналистом, обозревателем газеты и одновременно являлся чемпионом Москвы по боевому самбо, неоднократным призером международных турниров по джиу-джитсу. Я готовился к выходу на профессиональный ринг боев без правил. Тогда этот вид спортивного шоу только-только начал появляться, и я благодаря своему тренеру оказался в самой гуще событий. Я познакомился с известными спортсменами, настоящими легендами – Тактаровым, Иншаковым, Ципурским, Рензо Грейси и другими.

Весь тот период, все написанные тогда статьи нашли свое место в книге «Бои без правил». Сейчас это одна из моих самых читаемых книг в Интернете, недавно ее издали в США.

- Насколько я знаю, одно время Вы учились во ВГИКе. Расскажите об этом эпизоде вашей биографии.

- На третьем курсе университета, работая в «МК», я издал сборник своих детективов «Милый, я научилась убивать», под совершенно дурацким псевдонимом – Эдди Твинскроун. Эдди – от имени, Твинскроун – случайно увиденная где-то пачка сигарет. У меня были знакомые, владельцы сети газетных киосков. Без всяких надежд я отдал им всю партию на реализацию, а через неделю уже забирал вырученные деньги. Правда, тут случился дефолт, и заработанных денег хватило на две бутылки коньяка – одну я отнес знакомым, вторую выпил сам. Но у меня оставался еще десяток экземпляров и тут, я увидел объявление о поступлении на сценарный факультет ВГИКа. Я оборвал обложку с одной из книг, послал ее на конкурс… и был допущен к экзаменам. В итоге меня взяли на заочное отделение сценарного факультета, со словами «Нам нужны мастера крутого сюжета». Но отучился я там всего год.

- Почему?

- Как только я поступил, нам, студентам, сразу же сказали: «Все ваши таланты не имеют значения. Найдите деньги и снимайте, что хотите». Так, собственно, и произошло. Как только получилось заработать первые деньги, я снял фильм.

- Значит, Вы все же оставили след в кинематографе?

- В 2007 году я на обычную бытовую камеру снял фильм под названием «СКВАД» (эпизод 1 – «Внимание – в небе Покрышкин!»), где выступил сценаристом, режиссером и продюсером. Это детский фильм, в котором снялись мой сын, жена, отец, а также многие мои родственники, друзья и знакомые. Картина участвовала в таких крупных кинофестивалях как «Киношок», «Артек», «Под открытым небом», продавалась на дисках, ее показывали несколько раз по местному ТВ. В общем, как ни странно проект полностью удался и даже окупился. Затем я снял серию документальных фильмов о поисковиках под общим названием «Экспедиция». После кинофестивалей меня стали приглашать на эпизодические роли: «Проклятый рай-2», «Зверобой», «Дом на Озерной». В одном из эпизодов я играл врача скорой помощи, который приехал к больному, его как раз играл Лановой, а вокруг меня, пока я выписывал рецепт, разыграли диалоги еще десяток известных артистов.

- Почему не продолжили сниматься?

- Ну, это было, скорее всего, проба сил. Смогу – не смогу. Смог, но все места великих актеров сегодня заняты (смеется). И потом чукча все же не актер, а сценарист, писатель.

- Вы продолжаете писать?

- На сегодняшний день у меня закончено несколько сценариев и пять книг. Причем только одна книга издана в России, остальные – в США и Бельгии.

- О чем Вы пишите?

- Я пишу на грани фантастики и реальной жизни, поэтому каждую книгу предваряю фразой: «не все события вымышлены, не все совпадения случайны».

- Наверняка Вы много читаете...

- Был период, когда я не мог выйти из книжного магазина без нескольких книг под мышкой. Сегодня слежу за современными писателями. Регулярно возвращаюсь к Теодору Драйзеру.

- Вернемся к вашей биографии. Когда появилась медиагруппа «Жукинформ»?

- В какой-то период времени я устал от большой журналистики. Мне хотелось писать о крепких русских богатырях, а требовалось – о пьяных мужиках. В конце концов, я не выдержал. Уйдя из Москвы, я какое-то время работал заместителем главного редактора газеты «Жуковский городовой». Была такая лихая газета в нашем городе в период выборов. Однако вскоре издание лишилось финансовой поддержки, а я, оказавшись перед лицом голодной смерти (журналиста из скандальной газеты никуда не брали), вынужден был искать спасение в своем увлечении. В свое время мой тренер уговорил меня проучиться в школе инструкторов боевого самбо и получить корочку, дающую право тренировать.

Дальше все случилось само собой. Фитнес-клуб, где я работал, нужно было как-то развивать. Я стал издавать корпоративную газету под названием «Jump Pantera» (так назывался клуб). После второго выпуска на нас вышел один из местных предпринимателей и предложил давать деньги на рекламу. Неожиданно для нас газета стала разрастаться, и постепенно из нее родился «ЖУКовский ИНФОРМационный вестник», сокращенно – «ЖУКИНФОРМ». Потом открылся сайт ZhukCity.ru, один из первых сайтов в городе, и мы, можно сказать, снова «выстрелили».

- Значит, в медиагруппу «Жукинформ» входила газета, сайт и…

- Рекламные щиты. Но ни сайт, ни щиты нам не принадлежали, наша группа была просто чем-то вроде управляющей кампании, и, вместо того, чтобы вкладывать в свое, мы развивали чужое. Когда в город пришли московские операторы наружной рекламы, мы не смогли составить им конкуренцию. Но сильно никто не расстраивался, потому что тогда у меня в голове уже окончательно сложилась идея создания музея.

- Мы, наконец, подошли к одной из главных тем разговора. Как был открыт «Жуковский музей истории покорения неба»?

- Наш музей открылся около 10 лет назад как совместный проект ООО «ЖУКИНФОРМ» и МУК «Жуковский городской музей». С Сергеем Владимировичем Мельниковым, директором музея, мы познакомились еще в «Жуковском городовом», где он занимался хозяйственными делами и распространением. Совместно с ним мы и придумали концепцию музея. На площади в 150 квадратных метров мы постарались создать место, где бы на простом доступном языке людям рассказывали об истории нашего города и его роли в авиастроении. Мы сделали экспозицию максимально интерактивной, чтобы было интересно и детям, и взрослым. У нас можно посидеть в пассажирском салона «Ту-154», посмотреть фильм, послушать патефон, поиграть на пианино, постучать на радиоключе, померять летный шлем, посидеть в катапультном кресле, полетать на авиасимуляторе, пройти курс подготовки виртуального пилотирования, и, конечно же, посмотреть на раритеты.

- Кто вообще ходит в Ваш музей?

- Знаете, порой те, кто живет у моря, годами не подходят к берегу. Так же и здесь. Из наших посетителей только 30% местные жители, остальные – из других городов. Только на прошлой неделе у меня в музее были: американец из Техаса, жители Владивостока и подмосковного Пущино, семья из Мари-Эл и Санкт-Петербурга. К нам приезжают группы из Нижнего Новгорода, Улан-Удэ, с Камчатки, а из Жуковского практически никого, считается, что в музее смотреть нечего, но – это мировая тенденция. Директор музея Есенина в Константиново как-то рассказывал мне, что их знают во всем мире, но дядя Вася с соседней улицы не в курсе, почему, все едут к ним в село, посмотреть как жил его сосед Серега (Есенин), которого его дед таскал за уши в детстве и который, в общем-то, по понятиям села был бездельником. Стишки писал.

- Музей был открыт на собственные деньги?

- Все, что касается ремонта, оформления экспозиции, рекламы и продвижения бренда, было сделано на личные средства. Я взял кредит в банке и вложил все эти деньги в проект. После этого нам поверил Герой России, депутат Мособдумы Александр Юрьевич Гарнаев и выделил средства из депутатского бюджета на приобретение первого авиасимулятора, а благодаря тому, что нам удалось выиграть грант Московской области, был открыт виртуальный зал, где сейчас работает Школа виртуального пилотирования. Одно время нашими основными посетителями были школьники, которым правительство Москвы выделяло бесплатные автобусы для поездок по культурным центрам Московской области. Это был поток, но вскоре программа перестала существовать. В итоге мы в течение года налаживали связи с туристическими агентствами, постепенно нам удалось вернуться на достаточно плотный график посещений.

- У Вас крайне демократичные цены на билеты. Вы зарабатываете за счет продажи сувенирной продукции?

- Наши цены соответствуют ценам на рынке музейных услуг и определены коньюктурой. Сувениры же это проект, который вытек из музейного дела. Сегодня сувениры с символикой Жуковского можно приобрести не только у нас в музее, но и в киосках «Союзпечать» и «МК». Также есть две большие точки продаж – в «Океане» и «Навигаторе». Думаю, в скором времени будет отдельный магазин-салон, бутик жуковских сувениров.

- Музей изначально задумывался как бизнес-проект?

- Один из моих жизненных принципов – «Добро должно быть выгодным. Иначе оно становится злом!» Вместе с директором музея мы специально поступили в МИМ «ЛИНК» на президентскую программу управления кадрами, где защитили проекты – Сергей Владимирович по развитию музея, а я по развитию индустрии туризма в Жуковском. На основе этих дипломов, была разработана муниципальная программа «Развития индустрии туризма в городе Жуковский на 2004-2007 годы», которая была успешно реализована, в бюджет города мы принесли около одного миллиона рублей.

- И в этой индустрии музей занимает центральное место?

- В рамках той программы – да, сегодня мы разработали новый инновационный проект, который уже получил поддержку со стороны муниципалитета на Дне Науки, мы получили диплом Главы. В целом сегодня я продвигаю концепцию – «улица-музей», «город-музей». Если на улицах города установить много интересных памятников, связанных с историей авиации, то поток туристов будет в Жуковский постоянен, от этого будет выгодно всем, но в одиночку, конечно, ставить памятники в городе не реально. Сейчас я как раз веду переговоры с Торгово-промышленной палатой, встречаюсь с Союзом предпринимателей, с Клубом Героев и стараюсь доказать им выгоду проекта, предлагаю объединить усилия по продвижению данной идеи. Мы приглашаем всех к обсуждению и реализации этой идеи.

- Уже есть какой-то конкретный проект?

- Есть идея сделать в городе памятник самой большой бомбе СССР, которая использовалась в годы ВОВ. Это 5-и тонная бомба, ее летчики называли «Макаровна». Она могла бы стать символом авиации дальнего действия, один из полков которой как раз базировался на аэродроме Кратово. У нас в музее есть знаменитая «Небесная блоха» Мурье – самый маленький самолет 30-х годов. Представляете, как было бы здорово поставить его на улице города, а еще можно сделать памятник Мертвой петле или памятник Штопору! Можно просто выставить какие-то самолеты на улицы. Организовать Аллею Славы авиаторов по типу «Аллеи славы» в Голливуде, только номинантам вручать не «Оскары», а «Икары».

В России есть Памятник Неизвестному солдату в Москве, Неизвестному матросу – в Севастополе, а Неизвестному летчику – нет нигде. Вот можно было бы как раз такой открыть в Жуковском к 9 мая. Основой этого памятника мог бы стать двигатель от ИЛ-4, который наш поисковый отряд недавно нашел под Тверью.

- Вы уже не раз упоминали о поисковом отряде. Расскажите о нем поподробнее.

- При музее существует поисковый отряд «Своих на поле боя не оставляем», который занимается поиском летчиков, погибших в годы Великой Отечественной Войны. Это наша дань уважения ветеранам Великой Отечественной. Мы нашли и установили памятники экипажу Ил-2 и Ил-4. Вернули родственникам и стране – 4 фамилии.

- Вы еще интересуетесь чем-то помимо истории?

- Люблю путешествовать. В следующем году планирую посетить заповедник Аскания-Нова в Херсонской области. Это что-то вроде огромного котлована, где в нетронутом виде сохранилась фауна того периода, когда на Земле еще не было человека. Еще очень хочется проехать на автомобиле по Европе.

- Но даже там, все Ваши мысли все равно будут связаны с Жуковским?

- (смеется) Пожалуй, да. В этих поездках я буду смотреть, чтобы еще такого можно придумать в Жуковском, для привлечения туристов, хотя даже сейчас для любителей истории и авиации это особый город. Есть древняя шумерская поговорка: «там, где пересекаются три пути, открывается дорога в небо». Здесь в Жуковском как раз пересеклись те самые пути – река, шоссе и железная дорога, и появилась самая длинная в Европе взлетно-посадочная полоса. За какие-то 60 лет Жуковский стал центром притяжения всей авиации. И нам определенно есть, чем гордиться, ведь на душу населения у нас самое большое количество Героев, Олимпиоников и Ученых в стране. Даже больше, чем в Москве. У нас богатейшая история, которая может и должна стать основой процветания нашего города.

- Эдуард Евгеньевич, и все же если бы у Вас спросили, кто Вы сегодня по жизни, как Вы назвали себя одним словом? И почему?

- Экскурсовод. В этой профессии, «как это ни смешно звучит» сконцентрировалось все то, чем я занимался до этого: и борьба, и актерство, и писательство, и история. Знаете, несмотря на то, что сегодня я вполне могу этим не заниматься, мне очень нравится рассказывать людям об их прошлом, чтобы они могли жить настоящим и думать о будущем.

- Вы счастливы?

- Любой человек, который занимается любимым делом, имеет рядом любимого человека и видит будущее, должен быть счастлив, а у меня это все есть, чего я искренне желаю Всем!

Фотографии: из личного архива Эдуарда Евгеньевича Семенова

Текст: Александр Волчан


Поделиться:

08.10.2012

Вернуться к списку новостей

  

Оставить отзыв

Заголовок:
Имя:
E-Mail:
Сообщение:
 

реклама

    • image
    • image
Google+